НОВОСТИ на Белорусском православном
информационном портале СОБОР.by

ВИДЕОНОВОСТИ

2010 год | 2011 год | 2012 год | 2013 год | 2014 год | 2015 год | 2016 год | 2017 год |
 

скачать видеофайл

11 МАЯ 2013 (Суббота)
Методологический фундамент фестиваля социальных технологий «За жизнь» - в ветхозаветных заповедях, которые верны для всего человечества – Сергей Чесноков

В очередной передаче цикла «За жизнь» журналист Sobor.by Анна Галковская беседует президентом Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь» Сергеем Чесноковым.

- Сергей Валентинович, в этом году в Москве уже в 4-ый раз пройдет фестиваль социальных технологий «За жизнь». Расскажите, пожалуйста, об истории этого фестиваля и для чего, собственно, он организовывался.

- Сначала были люди, которые знают, что делать для решении проблемы демографии. Эти люди искали форму совместной работы. Изначально работа разворачивалась с помощью современных средств коммуникации, через Скайп. Потому что Россия большая, между городами большие расстояния. Так получилось, что это сообщество зародилось из бесед по Скайпу людей из России, Украины, Беларуси. После года такой вот соборной работы появилась идея проведения фестиваля. Нашлись благотворители, спонсоры, которые предложили раз в год собираться в гостинице. Собрались в первый раз, всем очень понравилось. И название было выбрано такое «Фестиваль социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь». После этого движение в защиту жизни и семейных ценностей вышло на новый уровень, стало лучше восприниматься и со стороны власти, и со стороны Церкви. Потому что была найдена такая форма предметного разговора. Сам по себе фестиваль - это инструмент демонстрации и презентации разного рода проектов по всем направлениям деятельности в защиту семейных ценностей. И такая форма оказалась созвучной времени, потому что сейчас время, чтобы делать реальные дела и не просто какие-то утверждения делать, а по пунктам решать сложные задачи.

- Организованный Вами форум пролайферов носит название «Фестиваль социальных технологий». Что подразумевается под социальными технологиями?

- Социальные - значит, общественные. Это технологии работы в обществе. Когда человек хочет что-то сказать, он может просто закричать, что есть такая проблема, но при этом он может выглядеть не совсем адекватно, потому что в обществе есть свои законы. И чтобы выйти в открытый социум, надо одеть специальный «социальный» скафандр, чтобы люди тебя воспринимали адекватно и чтобы разговор был предметный. Ну а какие конкретно технологии, сам по себе фестиваль - это уже технология презентации проектов. Подразумевается, что проекты собираются, потом из них отбираются лучшие, которые затем презентуются на фестивале. Потом они уже продвигаются, начинают тиражироваться в других регионах. Если какой-то проект показал в одном регионе свою успешность, востребованность, он дорабатывается, получает экспертную оценку и затем проект начинает тиражироваться.
Первая технология - это фестиваль как конкурс. Для Беларуси это очень уместная и, как мы видим, зарекомендовавшая себя технология. Сейчас уже объявлен конкурс по Минской епархии. Этим занимается руководитель Центра защиты материнства Минской епархии отец Дмитрий Гриценко. В конце мая будут подведены итоги проектов по всем направлениям работы. Также в Белорусском национальном техническом университете проводится конкурс социальной рекламы. Уже была презентация рекламы, которую делала молодежь, и она оказалась высокого качества. В ней есть свежесть восприятия мира, новаторство в подходах к решению вопросов. Мы много говорим о том, чтобы выйти из демографического кризиса, но кто будет выводить из него? Это молодежь, те кто, будет создавать крепкие семьи. Почему же у молодежи не спросить, как они видят выход из этого кризиса, потому что им и нужно найти эти решения, конечно, с помощью представителей старшего поколения, ученых, наставников.

Кроме технологии конкурса проектов есть много других технологий. Это и выставочно-лекционная деятельность, социальная реклама, технологии помощи. В принципе, все эти технологии ложатся в номинацию. У нас есть номинация «Защита» - это правозащитные технологии, номинация «Помощь» - там оказывается помощь многодетным семьям, женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Есть номинации «Наука», «Свидетельство», то есть это свидетельство о семейных ценностях перед обществом. Есть номинация «Творчество», потому что социальные технологии используют ресурсы творческих коллективов, художников, скульпторов, поэтов, писателей и других. Есть также номинации «Просвещение», «Уклад». Сейчас на фестивале в этой номинации был представлен проект по использованию белорусского фольклора в семейных ценностях. Я белорусский язык не очень хорошо знаю и не могу воспроизвести эти замечательные пословицы и поговорки, но я их прекрасно понял. Они очень ядреные, интересные, сразу ложатся на сердце и показывают, что это эффективно работает и по отношению к молодежи. Народ всегда обладал колкой наблюдательностью. Можно написать длинный трактат, а можно сказать одно красное словцо - и прямо в самую точку попадает такое словцо. И у молодёжи это востребовано.

- Расскажите, пожалуйста, о методологии фестиваля. На какой идеологической основе ведется работа?

- Методология фестиваля - это традиционные семейные ценности. У нас многие об этом говорят, мы часто слышим «нравственные ценности», но очень редко их перечисляем. Но мне кажется, что перечислить поименно эти ценности: семья, материнство, отцовство, послушание, внутрисемейная иерархия, - тоже не совсем достаточно. Потому что мы должны понять, что это действительно ценности. А мы понимаем это только тогда, когда теряем их. Не терять мы их можем тогда, когда их защищаем. Что именно защищает семейные ценности? Семейные ценности защищаются заповедями, прежде всего Ветхого завета. Мы думали над тем, что должно стать основой, методологическим фундаментом фестиваля и поняли, что это именно заповеди Ветхого завета. Почему это так важно? Потому, что это заповеди и для всего современного человечества являются базовыми. Они одни и для христиан, и для приверженцев ислама, они являются общечеловеческим фундаментом. Но уже дальше идет разветвление, различия. А здесь все очень схоже. Самая первая заповедь дана была Адаму в Раю: плодитесь и размножайтесь. Это была самая первая заповедь человечества. И мы забываем, что была эта заповедь. И дело в том, что если эта заповедь не исполняется, то соблюдать все остальные заповеди будет просто не кому, то есть просто людей не будет. Поэтому эта самая первая заповедь, при условии соблюдения которой могут действовать все остальные заповеди в социуме. Как только народ перестает эту заповедь соблюдать, он исчезает. Так было с древним Римом, который погрузился в упадок, Атлантида, еще какие-то мифические страны. Мы про них уже даже не знаем, потому что они перестали соблюдать эту заповедь. Эта заповедь защищает такую ценность, как многочадие, когда в семье много детей. Современный мир отказался соблюдать эту заповедь, и сейчас на Западе есть такое явление, как чайлдфри - свободный от детей. Это предельные пример несоблюдения этой заповеди. Но для нас, для нашей культуры дети всегда были ценностью. У нас были крепкие большие семьи. Это было и в Беларуси.

Следующие заповеди - это ветхозаветные заповеди Моисея. Эта заповедь «Не убий». Когда речь идет о семье, то для современной культуры это тема абортов. То есть, что жизнь нельзя прерывать с самого момента ее начала. Но одновременно это и заповедь, защищающая жизнь от самоубийства. Потому что тот же самый алкоголизм, наркомания - это тоже нарушение этой заповеди. И здесь гибнет глава семьи, кормилец, собственно гибнет вся семья. Эти заповеди, как правила дорожного движения. Если мы не соблюдаем эти правила, то мы попадаем в аварию. То есть вот защита жизни. Следующая заповедь - «Не прелюбодействуй». Эта заповедь защищает ценность целомудрия. Ценность целомудрия как и в традиционной русской культуре, так и в белорусской культуре была так высока, что когда девушка выходила замуж, то она плакала. И вся родня ее оплакивала. Что именно оплакивала? Потерю невинности, целомудрия. Настолько это было высоко в нашей культуре.

Дальше заповедь «Почитай отца и мать». Это тоже важная заповедь. Она защищает такую ценность, как внутрисемейная иерархия. Это и послушание детей родителям, жены мужу, мужа Богу и всех людей Богу. Если эта заповедь нарушается, то разрушается весь социум. Тогда в обществе законы нарушаются, и максимальное несоблюдение этой заповеди - это ювенальная юстиция. Согласно новым западным технологиям все наоборот: родители должны слушаться детей, а не дети родителей. Но если так начать, то тогда вообще все перевернется в обществе и все устои разрушатся. Профессор Осипов говорит, что такую вещь, как ювенальная юстиция, могли придумать только сатанисты. Потому что это не может быть выгодно ни одному государству, ни одному правителю. Это может быть выгодно только тем, кто хочет разрушить вообще все. Заповедь о почитании родителей - это единственная заповедь, несоблюдение которой карается недолголетием.

Действительно. Взять, к примеру, продукты. Мы сейчас употребляем много продуктов непонятного происхождения, которые идут прежде всего с Запада, генномодифицированную продукцию. Если бы мо соблюдали заповедь о почитании родителей, мы бы доверяли тем продуктам, которые ели наши предки испокон веков. Это проверенные продукты, от которых не страдало наше здоровье. Была целая система культуры питания. Сейчас это всё нарушено. Казалось бы это простые истины, но о них приходится говорить, о них приходится вспоминать, потому что возрождать надо с самых основ.

- Даже национальный костюм, девичий, русский. Эти разные виды юбок, рубах и сарафанов, девичьи пояса и даже бижутерия - весь костюм был рассчитан на то, чтобы девушка могла сохранить способность к деторождению.

- Да, это так. Но если говорить о традиционном костюме, то очень важно найти правильную форму возрождения традиционного костюма в современном обществе. Чтобы это не превратилось в балаган, чтобы мы не выглядели как петрушки. Для этого надо понимать саму логику. Вот мужской костюм, рубаха. Ее носили с поясом навыпуск. С виду может это показаться странным. Но всё становится на места, если уяснить смысл. Пока юноша был молодой, неженатый, у него рубаха должна был быть выше бедра. Когда он женился, ему рубаху можно было носить ниже середины бедра. Когда он становился дедом, тогда он мог носить рубаху даже ниже колена. Если он имел статус государственного чиновника, то он носил совсем длинную одежду. Когда начинаешь понимать принцип, по которому это все строилось, оказывается в этом также все продумано и имеется глубокий смысл. Точно так же женский костюм. В женском костюме, как вы правильно сказали, есть много моментов, которые защищали чадородную функцию женщины. Это проверено было веками. А сейчас девочки, девушки и женщины практически постоянно носят джинсы, которые не дают возможности правильно сформироваться тазобедренным суставам. В итоге - много случаев невынашивания, выкидыши, невозможность зачать детей…

- Раньше своим костюмом девушка многое могла рассказать о себе. Я имею ввиду не только вышивку, но и другие украшения - например, расшитые ленты, накосники, украшавшие косу. Она демонстрировала способность к рукоделию, вкус, старание, способность к творчеству.

- Самое главное, что сейчас исчезла способность к творчеству. То, что женщина сама пекла хлеб, сама его замешивала, готовила еду, шила свой костюм. Это творчество, которое давало радость в жизни и способствовало ее реализации в семье. Сегодня мы живем на всем готовом: костюмы мы покупаем в магазине, вода к нам поступает из крана, песни можно послушать по телевизору. Не надо их самому петь. В итоге получается, что жить стало скучно. Людям стало не интересно жить, и они перестали создавать семьи, они расхотели рожать детей, потому что они понимают, что и детям будет скучно жить. В этом смысле о фестивале можно говорить как о технологии возврата к жизни, потому что это технология пробуждения творчества. Чтобы люди заново захотели жить, нужно им вернуть способность к творчеству, чтобы они понимали, что от их усилий зависит то, как они будут жить дальше.

В традиционной культуре села - русского, белорусского и украинского - было понятие общины. Если ломался колодец, то не ждали, когда приедет власть, а чинили колодец сами. Новая семья складывается - вся деревня собиралась и строила дом. Такая общинная жизнь создавала основу для сильного государства. Дело в том, что централизованное государство, оно всегда опирается на сильные общины. И наоборот, когда в России был период алигархата ( Слава Богу, он постепенно уходит в прошлое) получалось, что сильные люди рядом с властью не давали возможности власти стать сильной и опираться на народ. То есть власть сильной становится тогда, когда опирается на широкое народное творчество, на народную инициативу. В этом плане укрепление государства, это в том числе и укрепление народной инициативы, самого низа. Не каких-то олигархов, которые на себя начинают тянуть одеяло власти, а именно укрепление народной подосновы.

- Скажите, пожалуйста, какие социальные технологии, какие проекты, может быть, наиболее успешно реализуются в России и в чем, по итогам фестиваля «За жизнь», преуспела Беларусь?

- Те же технологии, как и в России, но в Беларуси они действуют во многом лучше, чем у нас. Потому что в Беларуси как-то всё более организованно, слаженно. И ценность послушания, единства больше понимается в Беларуси, нежели в России. В России в одном регионе так, в другом иначе - неровная ситуация, все зависит от личностей. В Беларуси больше чувствуется вертикаль власти, и если что-то происходит, это происходит сразу во всей Беларуси. В этом плане выставка в защиту семейных ценностей, если в России ее вроде бы много где-то в 50 регионах, но это только 50 % от всей России. А в Беларуси она проводится стопроцентно во всех регионах. Такой эффект достигается благодаря методичности работы.

В России хорошо показал себя конкурс среди женских консультаций. В Беларуси он также реализовывается. Например, в Бобруйске. Если это в Бобруйске пройдет, это тут же будет растиражировано на всю Беларусь. В частности в Бобруйске я знаю, что было получено разрешение на размещение социальной рекламы в защиту семейных ценностей. И теперь это разрешение начинает действовать на всей территории Беларуси, и каждый регион может это брать и размещать рекламу. Ту рекламу, которую постоянно видим, когда идём на работу. Тот рекламный образ, который мы видим, остаётся в сознании молодёжи. Войны нового поколения- это воины с идеологическим оружием. Если у нас сознание захвачено другими образами, то человека уже не нужно завоевывать, он итак находится во власти противника. Если же у него свое собственное сознание, то он является настоящим гражданином, семьянином, христианином.

- Расскажите, пожалуйста, об опыте Пензенского фонда «Покров», который прогремел своей успешной деятельностью в защиту жизни на всём пространстве СНГ.

- Дело в том, что в Пензе, в Приволжском федеральном округе, впервые был проведен окружной фестиваль. В этот округ входят 14 регионов, это и нижний Новгород, Самара, Чувашия, Мордовия, то есть такие крупные области. Этот фестиваль стал мостиком для встречи общественности, власти, Церкви и бизнеса. Такое сотрудничество показало себя эффективным.

Я думаю, что, если государство поддержит инициативу белорусских пролайферов, то Беларусь добьется более значительных результатов, чем в Пензе. Потому что у Церкви есть слово, понимание того, как и что можно делать. А у государства есть ресурсы, вертикаль власти, когда работа ведется системно. А у народа есть инициатива, живой огонек, задор. Потому что государственные механизмы они все равно неповоротливы, они нуждаются в человеческих ресурсах, которые будут наполнять это творческой инициативой.

- Вы заговорили о людях. Для реализации этих социальных технологий нужны люди. Где вы черпаете ресурсы, кто вам помогает?
- Люди - это наш самый главный ресурс. Главный принцип экономики, по Аристотелю, - это воспроизводство людей. То, что сейчас часто подразумевается под экономикой, на самом деле не экономика, а хрематистика - извлечение прибыли. А экономика для человека и существует ради человека. Ее задача воспроизводить человеческий род. Для этого нужно людям что-то кушать,где-то жить, чем-то заниматься. Поэтому люди и есть главный ресурс. Даже в Писании, в Апокалипсисе, сказано, что мера человеческая - она же мера ангельская, и что храмы построены по мере человеческой. Человек - это образ Божий на Земле, это и есть мерило. Протагор сказал, что человек - мера всех вещей, а христианская культура говорит, что человек - это образ Божий, именно поэтому он уже мера всех остальных вещей. Каждый человек приносит какой-то неповторимый ресурс и задача фестиваля - найти неравнодушных людей, тех, кто хочет и может что-то сделать. Даже один человек может много сделать. У нас в Липецкой области один человек, лектор, сел на свой потрёпанный жигуленок, взял с собой какие-то плакаты, диктофон, проектор и объездил всю Липецкую область и провел лекции для молодежи. Другой человек, Денис Фисенко, москвич, работает на хорошей работе, кандидат биологических наук, но он понял, что существует проблема аборта и, как ученый, он собрал необходимые материалы и издал книгу под названием «Пустые песочницы». У нас сейчас действительно много песочниц оказываются пустыми, потому что нет деток. Он систематизировал информацию, со ссылками, получил отзывы академиков наук. Они проверили информацию, и получилась небольшая книжечка. Но она настолько качественно сделана, что ему удалось распространить её огромным тиражом. Себестоимость книги - 4 рубля. Он находит благотворителей и распространяет книгу бесплатно. Один человек может сделать многое, если он этого захочет. У нас принцип такой, чтобы люди, приехав на фестиваль, почувствовали, к чему у них лежит душа, к чему у них талант. Потому что у каждого свой талант, и нужно человеку поступать так, как велит ему совесть и в соответствии со своими способностями. Потому что можно заставить человека делать то, что он не любит, но зачем. Нужно лучше понять, в чем его изюминка, и именно этот талант в нем надо открыть.

- Понятно, что фестиваль «За жизнь» в первую очередь выступает в защиту жизней нерожденных младенцев, традиционной семьи. Но как противостоять такому общественному злу как ювенальная юстиция? Есть ли какие-то методологии, разработки? Что делает фестиваль в этом направлении?

- В этом направлении фестиваль обобщает опыт и приглашает экспертов, которые анализируют законы, сравнивают их с интересами семьи, делают так, чтобы через законы проводилась именно суверенная политика России и чтобы не страдали семьи, чтобы был прежде всего авторитет.
Есть и отдельные технологии. У нас есть такая методичка, краткая памятка «Что делать, если в дом пришла ювенальная юстиция». Памятка говорит о том, что человек должен сделать по закону в этом случае. Потому что часто люди не знают своих прав, что, на самом деле, не всегда нужно открывать двери, потому что у людей может не оказаться в этот момент какого-то удостоверения, и просто, может, не нужно в дом пускать. Если с удостоверением все в порядке, то дальше следующий пункт идет, по которому могут возникнуть вопросы. Даются конкретные советы, рекомендации.

Задача фестиваля в том, чтобы каждый человек тот опыт который он сам сумел воплотить в жизнь, сумел растиражировать, чтобы другой мог сделать также . Зачем каждый раз изобретать велосипед? Если человек сумел хорошо провести благотворительную акции, собрал средства в помощь семьям, то он может описать, как это было сделано, чтобы и другой по его алгоритму повторил этот опыт. Опыт успешной работы позволяет человеку понять, поверить в свои силы. И раз он это смог сделать, сможет и другое. Он начинает искать какие-то другие способы, что-то придумывает сам.

- Сергей Валентинович, расскажите, пожалуйста, про работу волонтеров. Как вы привлекаете волонтеров и кто они?

- Прежде всего хотел бы сказать, что нам нравится не заимствованное на западе слово волонтер, а русское слово доброволец. Мы предпочитаем именно так называться, потому что практически все из нас добровольцы. Даже те, кто получает какую-то зарплату, они все равно работают больше. Есть труд безвозмездный, есть труд безмездный, когда человек получает какие-то средства, чтобы ему хватало на жизнь. Все люди в нашем движении являются добровольцами. Это люди разного возраста. Каждый человек может стать добровольцем. Вот как в Великий пост, мы можем сэкономить на пищи, покупая что-то более дешёвое, и сэкономленные средства потратить на доброе дело - на милостыню, или на помощь ближнему. Точно так же, если мы свое личное время тратим на доброе дело, то мы становимся добровольцами. Во время Великого поста, и в любое другое время. Повторяю, что доброволец может быть любого возраста, главное, чтобы дух был бодрый. В старости можно молиться за других людей, можно помогать советом, давать какую-то экспертную оценку, мониторить СМИ и передавать информацию активистам, которые будут ее использовать. В любом возрасте можно принести пользу, если действительно озаботиться этой проблемой. Но все равно в большинстве своем добровольцы - это молодые люди до вступления в брак и до того момента, когда у них появляются дети. Люди, которые обзавелись семьями, должны больше времени тратить на то, чтобы прокормить семью, и если у них есть избыток сил или средств, они их тратят на какое-то доброе дело. Если у них ресурсов в обрез, то они хотя бы просто занимаются своей семьей. Многодетные семьи часто сами нуждаются в защите, но при этом больше других «страдают» взаимопомощью. Казалось бы им самим надо помогать, а они сами помогают другим: и коляску дадут, и время потратят на другого человека. Видимо, когда человек становится многодетным, открывается какое-то второе, третье, четвертое дыхание с каждым новым ребенком. Есть такое мнение , что мамами становятся только после рождения 7-го ребенка. В русском языке даже есть такое слово «размамиться». Сегодня я слышал белорусскую пословицу о том , что один сын - не сын, два сына - не сын, а вот три сына - это сын. Я по-белорусски не могу сказать, но как-то так это звучит. Видимо тогда человек только начинает раскрываться. Святая Иулиания Лазаревская имела 11 детей и при этом занималась благотворительностью. Видимо, у людей вырабатывается столько гормонов взаимопомощи, что этого хватает на всех, и любой чужой ребенок воспринимается как свой, и ни на кого уже не жалко потратить силы.

Ресурс добровольческой помощи в России был традиционным. В советское время (нельзя отвергать этот период, потому что добровольчество - это когда человек живет ради другого) также был активизм не за деньги, а энтузиазм, альтруизм - то, на что верующим людям нужно опираться и чему стоит поучиться у многих материалистов, которые, на самом деле, были идеалистами. Можно вспомнить наших дедов, которые во время Великой отечественной войны воевали, с каким энтузиазмом они работали на стройках. Этому добровольчеству еще нужно поучиться у представителей старшего поколения, а этим людям его передать молодежи.

И, конечно, я призываю всех помогать и поддерживать белорусское движение в защиту жизни, которое есть в каждом городе, в каждой епархии, есть и координаторы, и общественные организации, и активная молодежь, люди, которые занимаются защитой жизни и семьи. И они не просто нуждаются в помощи, а нуждаются в том, чтобы вы присоединились к ним и что-то подсказали, где-то направили, плечо подставили. Как выражались святые отцы, грех не только в том, что мы делаем что-то плохое, но также и в том, что мы не делаем доброе, хотя могли бы делать.
/ sobor.by/ .
Просмотров: 3019

Новости дня:
Методологический фундамент фестиваля социальных технологий «За жизнь» - в ветхозаветных заповедях, которые верны для всего человечества – Сергей Чесноков

НОВОСТИ >>>
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Akavita RATING ALL.BY
© www.hramvsr.by 2004-2008.