Error: Incorrect password!
ЖИВОПИСЬ ИГЛОЙ
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Искусства / Публикации

Гелия ХАРИТОНОВА
Газета "Церковное слово"

ЖИВОПИСЬ ИГЛОЙ
Вместе с крещением из Византии на Русь пришло христианское искусство. По преданию, князя Владимира восхитили именно красота и благолепие богослужений, убранство храмов, облачений. Древнейший вид художественного творчества — церковное шитье в нашем Отечестве расцвело, тесно вплетаясь во весь строй благочестивой жизни наших предков. На Руси шить и вышивать должна была каждая женщина, прилежание к рукоделию почиталось за особую добродетель. Замкнутый, теремной образ жизни женщин Древней Руси способствовал развитию этого искусства. Имея многовековые навыки шитья, русские женщины-мастерицы успешно освоили приемы и технику исполнения новых видов шитья — лицевого1 и золотного2.


Первыми образцами церковного лицевого шитья стали завесы ветхозаветной Скинии: «И сделай завесу из голубой, пурпуровой и червленой шерсти и крученого виссона; искусною работой должны быть сделаны на ней херувимы» (Исх. 26. 31). Ткачество и шитье, считавшиеся ремеслом «мудрых женщин» (Исход 35. 25-26; Притч 31. 13-26), процветали при Иерусалимском храме. Говоря о первосвященнике Симоне, Иисус, сын Сирахов, отмечает: «Как величествен был он среди народа, при выходе из завесы храма!.. Когда он принимал великолепную одежду и облекался во все величественное украшение, то, при восхождении к святому жертвеннику, освещал блеском окружность святилища» (Сир. 50. 5, 12).

Традицию лицевого шитья церковное Предание связывает с жизнью Богоматери, получившей воспитание при храме. Согласно апокрифическому Евангелию Иакова, в момент Благовещения Мария ткала храмовую завесу (это предание отражено в иконографии Благовещения, где Мария изображается с пурпурной нитью в руках). Сотканная руками Божией Матери завеса раздралась надвое в момент крестной смерти Ее Сына (Мф. 27. 51; Мк. 15. 38; Лк. 23. 45). По образному толкованию святителя Прокла, архиепископа Констанинопольского, не терпя страданий Христа, посвященный Господу храм «разодрал от скорби ризу свою».

Особой святыней был «не сшитый, а весь тканый сверху» хитон Христа (Ин. 19. 23-24), указывавший на священство «по чину Мелхиседекову». Больные получали исцеление от прикосновения к одежде Господа (Мф. 14. 36; Мк. 5. 25-29). Утвердившие иконопочитание Нерукотворные образы Спасителя были явлены на тканях.

В интерьере древнего храма большое значение имели богослужебные предметы из тканей. Неся в себе христианскую символику, они входили составной частью в богослужение и одновременно выполняли эстетические функции, придавая особую торжественность интерьеру. Назначение их было разнообразным: завесы царских врат и отдельных икон, одежды на престолы и жертвенники (индитии), воздухи и покровцы (судбри) на священные сосуды и на главу святого в гробнице, плащаницы (воздухи большие), надгробные покровы, всевозможные пелены (подвесные под иконы, выносные, застеночные, аналойные), хоругви, облачение духовенства (саккосы, фелони, стихари, куколи, митры, поручи, епитрахили, орари, набедренники, палицы). Выполнялись они в большинстве своем из ярких дорогих тканей, привозимых из восточных и западных стран,— тафты, камки, атласа, бархата, алтабаса, аксамита и других; украшались привозными же драгоценными камнями, жемчугом, серебряными и золотыми дробницами, орнаментальным и изобразительным шитьем. Привозными были и нити — шелковые (некрученые и крученые), серебряные и золотные (пряденые, волоченые и сканые).

Предназначенное изображать святых и их жития, евангельские и библейские сюжеты, христианские символы, лицевое шитье подчинялось тем же строгим канонам и правилам, что и икона и другие средневековые изобразительные искусства. Шитье церковных пелен и покровов считалось делом богоугодным. В Древней Руси уже в XI веке существовала в первом женском монастыре шитьевая мастерская княжны Янки, сестры Владимира Мономаха, которая «собравши девиц, обучала их писанию, также ремеслам, пению и швению». Не только в крестьянской среде, но и в высших слоях населения женщину с детства приучали к рукоделию. Многие знатные люди, будь то царь, или боярин, купец, или дворянин, обязательно имели в своем доме «светлицу» — вышивальную мастерскую. Роль хозяйки светлицы была значительна: она подбирала и обучала мастериц, выбирала материал, художественные и технологические приемы, художника и сам сюжет. Почти каждая светлица имела свой «почерк», который, как правило, исчезал со смертью хозяйки. В некоторых светлицах было значительное количество мастериц, так, в царицыной мастерской палате к концу XVII века их насчитывалось около 100. Несмотря на это, и сама хозяйка, будь то царица, боярыня или представительница служилых и торговых слоев, обычно участвовала в создании шитого произведения. Использование тканей в церковном обиходе, их назначение, формы предметов, украшения, орнаментальные мотивы и изобразительные сюжеты — все это, появившееся на Руси вместе с христианством и византийским православным богослужением, на протяжении веков претерпевало изменения, следуя принятым церковными Соборами канонам и веяниям времени. Так, с принятием на Руси в XV веке Иерусалимского устава усложнилась предпасхальная служба с изнесением плащаницы, положением ее на «Гроб Господень» посреди храма и крестным ходом. С принятием Иерусалимского устава связано и появление надгробных покровов. Самым ранним дошедшим до нас является надгробный покров с изображением преподобного Сергия Радонежского, вероятно вышитый вскоре после обретения его мощей (1422) в великокняжеской светлице. Художественный стиль выразительного, индивидуализированного шитого образа преподобного Сергия дает возможность предполагать, что участие в его создании принимал Даниил Черный, работавший в это время вместе с «содругом» преподобным Андреем Рублевым в Троице-Сергиевом монастыре. В последующее время надгробные покровы с прямоличными фигурами святых в рост и плащаницы с изображениями «Снятия со Креста», «Положения во Гроб», «Оплакивания» в разных иконографических вариантах получили в России широкое распространение и стали основными крупными произведениями церковного шитья.

Памятники золотного и лицевого шитья этого времени признаны недосягаемыми шедеврами православного церковного искусства. До наших дней дошли церковные предметы из дорогих материалов, поступавшие в монастыри и церкви в качестве вкладов от богатых людей. Вклады тщательно записывались во вкладные, кормовые, описные книги, а имена жертвователей заносились в поминальные синодики.

Упоминания о золотошвейном ремесле в числе женских рукоделий встречается постоянно в преданиях о святых женах Древней Руси. Почти все княгини, княжны, царицы, царевны, а позже и женщины купеческих родов трудились в своих светлицах для благоукрашения Церкви. Так, по преданию, рукодельницей слыла первая жена царя Ивана Грозного Анастасия Романовна. В 50–60-х годах XVI века выделяется мастерская тетки Ивана Грозного княгини Евфросинии Старицкой. Во 2-й половине и в конце XVI века выделяются мастерские, связанные с родом Годуновых. Прежде всего — светлица, возглавлявшаяся женой царя Феодора Иоанновича Ириной Феодоровной Годуновой. Известны многочисленные произведения, вышедшие из светлиц дяди царицы, богатого и влиятельного боярина Д. И. Годунова.

Новая династия Романовых, стремясь восстановить разграбленные храмы Кремля и его мастерские, предприняла изготовление новых бархатных с дробницами и жемчугом покровов на гробницы русских государей в Архангельском соборе. В это время вышивают лицевые покровы на раки почитаемых святых, пелены под известные иконы. Надписи на некоторых произведениях подтверждают, что для исполнения самых крупных шитых предметов — воздухов больших (плащаниц) требовалось от двух до трех лет, а для надгробных покровов — один-два года.

Особое место в истории древнерусского шитья принадлежит «именитым людям», богатым купцам и промышленникам Строгановым, воздвигшим и украсившим немало храмов.

Петровские реформы и вторжение в русский быт западного искусства сказались и на церковном шитье. В 30–40-х годах XVIII века произошел отказ от старых иконографических традиций. Как и в другие искусства, сюда пришли европейские художественные стили — барокко, рококо, классицизм. Таким образом, XVII век является завершающим в развитии русского художественного шитья. На долгое время шитье как бы исчезло. Но это не так. Бережно хранились и изучались произведения шитья в музеях, реставраторы продляли срок их жизни. И хотя ураган революции смел с лица земли многое из заветов старины, с уничтожением Церкви были уничтожены и церковные художества, но после знаменательной даты тысячелетия крещения Руси в 1988 году начала возрождаться церковная жизнь, и вместе с ней стали оживать и церковные искусства.

В современном православном мире идет радующий всех процесс возрождения церковного искусства, в том числе и искусства лицевого и золотного шитья. К настоящему времени накоплен большой опыт работы мастерских церковной вышивки. Каждый год в крупных городах России и стран СНГ проводятся конференции и выставки, разработаны специальные программы обучения, в которых главной задачей ставится усвоение таких понятий, как традиция церковного искусства, каноничность, соборность. Все работы в мастерских стараются выполнять по старинным технологиям — вручную и натуральными материалами. Такой труд требует особой сосредоточенности, аккуратности и внутренней собранности, ведь вещи, выходящие из рук вышивальщиц, будут участвовать в православном богослужении.

Одной из лучших школ церковной вышивки и золотного шитья может быть названа мастерская лицевого шитья, созданная в стенах Троице-Сергиевой лавры и являющаяся отделением Иконописной школы Московской духовной академии. Заведующий Иконописной школой — игумен Лука (Головков). Руководитель мастерской — преподаватель лицевого шитья, член Союза художников России Марина Владимировна Бирюкова. В стенах академии выполняются работы высочайшего мастерства и ценности. Создаются они на основе великолепной коллекции древних образцов музея «Ризница» Троице-Сергиевой лавры, среди них: постовой покров «Голгофский крест» на мощи преподобного Сергия Радонежского, подвесная пелена святителя Тихона с житием для иконостаса в московский храм Святителя Тихона Патриарха Всероссийского, облачение на престол «Спас с предстоящими». Эти и еще около 30 работ церковной православной вышивки совсем скоро можно будет увидеть и в Минске.

Всех желающих прикоснуться к возрождающемуся христианскому искусству церковного шитья ждут на выставке.

"Церковное слово" № 39 от 26 сентября 2008 года

В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by