НОВОСТИ на Белорусском православном
информационном портале СОБОР.by

ВИДЕОНОВОСТИ

2010 год | 2011 год | 2012 год | 2013 год | 2014 год | 2015 год | 2016 год | 2017 год |
 



скачать видеофайл

18 СЕНТЯБРЯ 2015 (Пятница)
Раскрыта тайна гибели казаков-мучеников, похороненных 100 лет назад около алтаря храма Спустя 100 лет после мученической кончины двух сибирских казаков вблизи деревни Ручица Вилейского района, удалось узнать имена погибших и обстоятельства их смерти. Председатель отдела БПЦ по взаимодействию с казачеством, настоятель минского храма в честь иконы Божьей Матери "Всех скорбящих Радость" протоиерей Игорь Коростелёв принял участие в церемонии открытия памятника казакам-мученикам - Никиты Спиглазова и Николая Бедрина - рядом с Успенской церковью деревни Ручица. Событие организовало РОО "Белорусское казачество" во главе с атаманом Минской области казачьим полковником Геннадием Жуменком.

Отец Игорь совершил Литию по убиенным воинам и наградил тех, кто ведёт исследовательскую работу по сохранению памяти казачества на нашей земле.

В торжестве принял участие художник Борис Цитович, лауреат Президентской премии "За духовное Возрождение", учредитель фонда памяти Первой мировой войны "КРОКИ". В 1974 году Борис Борисович приехал из Минска в д.Забродье, где, гуляя по лесу, обнаружил захоронения Первой мировой войны. Своими силами он привёл заброшенное кладбище в порядок, а в самой деревне Забродье создал мемориальный комплекс памяти Первой мировой войны, духовным стержнем которого стала Борисо-Глебская часовня со звонницей, построенная Борисом Борисовичем по благословению митрополита Филарета в 2004 году. 

Благодаря знакомству археолога-историка Андрея Каркотко с Борисом Борисовичем тайну гибели казаков в д.Ручица и удалось раскрыть. Андрей Каркотко попал к Борису Борисовичу на экскурсию в музей Первой мировой Войны, расположенном в Борисо-Глебской часовне. Узнав историю создания комплекса и вдохновлённый примером Бориса Борисовича, историк взялся разгадать имена погибших казаков-мучеников, похороненных у алтаря Успенской церкви д. Ручица. Он кропотливо работал в архивах, чтобы установить имена погибших. Промыслом Божьим, кроме двух имён Андрею Каркотко удалось открыть еще 286 имен, которые  уже нанесены на плиты часовни на кладбище в Вилейке, которая будет открыта и освящена в присутствии епископа Молодеченского и Столбцовского Павла 26 сентября. 

Стоит отметить, что информация о расследовании обстоятельств мученической кончины казаков доведена до войскового атамана ВКО Сибирское казачье войско казачьего генерала Геннадия Привалова. Сибирские казаки очень тепло поблагодарили своих белорусских братьев и обещали приложить все силы в поиске потомков казаков-мучеников.

О том, как были установлены имена погибших казаков-мучеников, рассказывает Андрей Каркотко:

- В Беларуси в Вилейском районе в деревне Ручица, на погосте Успенской церкви, построенной во второй половине ХIХ века, находится воинское захоронение времён Первой мировой войны (Фото 1 - д. Ручица, Успенская церквь). Как правило, на территории храма хоронят или священников, погибших офицеров либо, как исключение, солдат героев или мучеников. Как следует из эпитафии на могиле, тут были погребены два сибирских казака, замученных 6 сентября 1915 года (Фото 2 - могила казаков-мучеников в д. Ручица).

Дата 6 сентября 1915 года дана по старом стилю, чтобы не вызвать путаницу и далее будет использоваться старый стиль летоисчисления. Захоронение недавно было обновлено местными жителями, причём старое надгробие не было уничтожено, а оставлено у церковной ограды (Фото 3 - старое надгробие с могилы казаков-мучеников). Но никто из местных жителей не знал, как звали этих казаков-мучеников. 

Я поставил цель узнать имена этих казаков, воинскую часть, где они служили, как и при каких обстоятельствах, они погибли.

Если захоронение находится на погосте церкви, то и сведения о нём решил искать в "Метрической книге Ганутской Успенской церкви". Но просмотрев списки "Об умерших" за 1915-1917 года, сведений о погибших казаках не нашёл, хотя в списках и попадались сведения о погибших и умерших солдатах из пехотных полков ХХ-го армейского корпуса. Дальше поиск продолжил по другим источникам.

Судя по дате гибель этих казаков произошла в ходе боёв по ликвидации Свенцянского прорыва. Хорошими источниками по этому периоду войны являются книга Н. Евсеев "Свенцянский прорыв 1915 г." (опубликованная в 1936 г.) и статья командира 27-го армейского корпуса генерала от инфантерии Д.В. Баланина "Вилейка. Бой 10-го сентября 1915 года" (напечатана в 1916 г.), в них я и начал поиск.

Для начала надо было просмотреть и разобраться, какие казачьи части из Сибири участвовали в боях в тот период времени в данном районе (Фото 4 - фрагмент карты Лебедево и Ганута). 

На могиле было написано, что погибшие были из Сибирских казаков. Но это могло быть и ошибкой, так как местные жители могли принимать за Сибирских, казаков из Амурской и Оренбургской областей и казаков Уральского и Забайкальского войска. Таким образом, погибшие могли быть из следующих воинских частей:

- Уральская казачья дивизия (с 4-го по 7-й Уральские казачие полки);

- 1-й Амурский казачий полк;

- 2-й Оренбургский казачий полк;

- 6-й Сибирский казачий полк;

- 9-й Сибирский казачий полк.

При более пристальном рассмотрении карт, схем и имеющихся других сведений из списка исключились Уральская казачья дивизия, которая в указанной период была много южнее. Под Вилейкой она оказалась после интересующей нас даты 6 сентября 1915 года. 6-й Сибирский казачий полк, находившийся в начале сентября в городе Поставы, затем передислоцировался в Глубокое, что много севернее. Оставшиеся три полка и их действия в начале сентября 1915 года рассмотрим подробнее.

1-й Амурский казачий полк в сентябре 1915 года входил в состав 27-го армейского корпуса. Именно 27-му армейскому корпусу ставилась задача проводить наступление со стороны станции Молодечно на город и станцию Вилейка и далее на север. Это как раз тот район местности, который нас интересует. По сведениям на 3 сентября одна сотня амурских казаков с двумя орудиями находилась у застенка Цна. Но вот о боевых столкновениях амурцев с противником мне сведения не попадались.

2-й Оренбургский казачий Воеводы Нагого полк входил в состав 13-й кавалерийской дивизии 1-го кавалерийского корпуса. Он отличился в нескольких боях на территории Вилейщины, об одном надо рассказать подробнее, так как он происходил в то же время и недалеко от д. Ручица. О его подробностях мы знаем благодаря наградному листу на командира 2-й сотни 2-го Оренбургского казачьего Воеводы Нагого полка есаула Белова 1-го Ивана Ивановича (Фото 5 - Белов И.И.).

6 сентября 1915 года Белов получил приказ от командира 13-й кавалерийской дивизии завладеть переправой через реку Вилия у д. Шведы. При следовании к переправе от разведки были получены сведения о том, что противник силами эскадрона с двумя пулеметами окопался около железнодорожного полотна у д. Коновичи. Авангард сотни спешился и завязал перестрелку. На усиление была брошена 1-я сотня. После часовой перестрелки немцы были выбиты из железнодорожного полотна и стали беспорядочно отступать. Есаул Белов оставил по полусотне казаков для преследования огнём, другие полусотни посадил на коней, перескочив через полотно железной дороги, атаковал спешившего противника. Были изрублены 13 человек и взяты в плен двое. Врага преследовали до д. Ряжичи, где захватили повреждённый пулемет и несколько велосипедов. В это время показались несколько эскадронов противника, несущихся во фланг сотне, и пулемет был брошен с предварительно вынутым с него затвором, который был представлен командованию 13-й кавалерийской дивизии. В этом бою погибло 2 урядника и казак. Ранено 2 лошади.

За этот бой Белов был награждён Георгиевским оружием, награждение утверждено Высочайшим Приказом от 18 сентября 1916 года. В нём его заслуги описывается короче и несколько иначе: "… будучи в чине Есаула, 6-го сентября 1915 года в конном строю при особо трудных условиях местности, атаковал у д. Шведы противника, опрокинул его, причём, при преследовании, захватил германский пулемёт".

Тут интересно отметить, что около д. Шведы расположена д. Трепалово, рядом с которой было ещё одно воинское захоронение. В нём были погребены 9 сибирских казаков, фамилии которых до настоящего времени остаются неизвестными.

По рассказам местных жителей они погибли при следующих обстоятельствах. Казаки находились в разъезде и скакали по полю, когда из засады, с леса, ударил немецкий пулемёт. Это заставило казаков залечь. Расчёт немецкого пулемёта долго не давал казакам возможность встать. И только когда часть казаков смогла обойти пулемёт с фланга и "поднять пулеметчика на пики" (так утверждали местные жители), казаки смогли продолжить свой рейд. Эта история напоминает по описанию подвиг, совершенный оренбургскими казаками Белова, но, возможно, это два разных события.

В 2003 году на территории Вилейского района личным составом 52 отдельного специализированного поискового батальона проводились полевые поисковые работы с раскопками на местности. Поисковые работы проводил 2-й поисковый взвод 1-й роты под командованием старшего лейтенанта Череповича Дмитрия Викторовича. Поднятые при проведении полевых поисковых работ останки солдат, были перезахоронены на новое кладбище "Лесное" в г. Вилейка, в сборное захоронение Первой мировой войны. Здесь погребены останки русских солдат, эксгумированных с братских могил у деревень Порса, Красный Бережок и Трепалово (Фото 6 - Захоронение на кладбище Лесное, г.Вилейка). 

История появления 9-го Сибирского казачьего полка в этой местности такова. 6-й и 9-й Сибирские казачьи полки были отправлены на театр войны только в июле 1915. В августе на правом фланге 10-й армии Северо-Западного фронта оба полка с полубатареей составили отряд генерал-майора А.С. Потапова, ранее отличившегося набегом на Мемель.

1 сентября 1915 года от отряда Потапова отделился 9-й Сибирский казачий полк и направился на Вилейку, но, встретив там германские разъезды, стал беспорядочно отходить к Борисову. По приказу командующих 2-й и 10-й армии полк был "найден" в Плещеницах и направлен в Молодечно, где соединился с авангардом 27-го армейского корпуса, оттеснившим немцев за р. Уша. Из Молодечно полк был направлен в д. Лебедево куда и вышел с боем 6 сентября 1915 года. Деревня, а тогда местечко Лебедево расположена юго-западнее и не далеко от д. Ручица (Фото 7 - 9-й Сибирский казачий полк на германском фронте). 

Как видно из приведенных выше данных, погибшие казаки могли быть из этих полков. Ответ на вопрос о погибших казаках мог быть в журналах боевых действий и списках погибших этих трёх воинских частей, но эти документы хранятся в Москве в Российском государственном военно-историческом архиве. Случаев там поработать с документами в ближайшее время не предвиделось. Но тут, в деле помог разобраться, его величество "случай".

Как-то при общении с историком и краеведом из города Мядель Вадимом Викторовичем Преврацким зашёл разговор о пленении у местечка Лебедево (сейчас Молодечненский район) немецкого принца Турн-и-Таксиса и о том, как в д. Лебедево были замучены два Сибирских казака. Причём рассказ о замученных казаках один в один повторял рассказы местных жителей д. Ручица. Когда я высказал предположение Вадиму, что может он, путает населённый пункт в рассказе с казаками. На моё сомнение Вадим как истинный историк в подтверждении своих слов прислал копии нескольких старых документов. В них действительно описываемые события происходили в д. Лебедево, но было много нестыковок. Дальнейший поиск истины по крупицам мы продолжили вместе.

После изучения и сопоставления нескольких источников, получилась такая интересная история событий, произошедших почти сто лет назад.

6 сентября 1915 года 9-й Сибирский казачий полк овладел д. Лебедево. Из неё были направлены в разведку разъезды казаков в несколько направлений. Один из разъездов есаула М. Менькова (Фото 8 - Меньков, 1915 г.) встретился с немецким конным патрулем. В завезавшемся бою казак 6-й сотни Никита Назаров тяжело ранил выстрелом в живот немецкого офицера, который замахнулся саблей на есаула Менькова. После боя с раненого офицера сняли награды и забрали документы, в том числе штабные карты.

Этим раненым немецким офицером оказался лейтенант, принц из известного рода Турн-и-Таксис (von Thurn und Taxis). О принце известно не много. Egon von Thurn and Taxis родился 15 сентября 1890 года в Османской империи в местечке Терапия около города Истамбул (Фото 10 - Prince Egon von Thurn and Taxis 1890-1915). В годы Первой мировой войны Эгон служил в чине лейтенанта в 7-м конно-егерском полку (Jäger-Regiment zu Pferde Nr. 7), входившем в 16-ю кавалерийскую бригаду. На момент описываемых событий 7-й конно-егерский полк был в состав 3-й кавалерийской дивизии. После боя у Лебедево его подобрали на поле боя и отправили в русский госпиталь, где молодой князь и скончался от полученных ран в Витебске. Есть архивные документы, подтверждающие факт смерти пленного принца из рода Турн-и-Таксис в одном из русских госпиталей (Фото 11,12). Принц Эгон был в родстве с кайзером Вильгельмом II. Позже его тело было передано родственникам и он было погребено в Фурстенгруфе (Fürstengruf) в фамильной часовне монастырской церкви Петра и Павла в Веймаре.

Параллельно в разведку, к деревне Ручица, где был вражеский штаб, были посланы и казаки 6-й сотни 9-го Сибирского казачьего полка Никита Спиглазов и Николай Бедрин. То, что именно здесь разместился немецкий штаб, нет ничего необычного, рядом с деревней было шикарное имение Ганута. Это имение, построенное около 1765 года, ранее принадлежало князьям Огинским, а затем по наследству его хозяевами стали Волловичи. Тут в имении немецкие офицеры и разместились со всеми удобствами, но ненадолго. О том, что здесь находилась немецкая воинская часть, видно и по схеме №9 из книги Евсеева. 

Казаки проникли в расположение противника, но были обнаружены германским кавалерийским разъездом. И были взяты в плен. Надо сказать, что в Первую мировую войну немцы казаков в плен, как правило, не брали, пристреливали на месте, были даже приказы по воинским частям, где запрещалось говорить в плену о службе в казачьих частях.

Наверное, немцы к этому времени узнали о пропаже принца с картами и документами. Желание возмездия было настолько по-звериному неистово, что немцы, долго не разбираясь, решили наказать сибиряков за нападение на принца. Возможно, они хотели пытками узнать о его дальнейшей судьбе? Но это все догадки, и мы уже точно не узнаем, что послужило поводом этого зверства. Эти двое сибирских казаков, оказались просто заложниками ситуации. Война есть война… Но обратимся к документам, которые прольют свет на происшедшие события.

Чрезвычайная следственная комиссия по расследованию нарушений законов и обычаев военного времени австро-венгерскими и германскими войсками провела расследования этого вопиющего случая садизма в деревне Ручица. Это комиссия была создана по инициативе Государственной Думы 9 апреля 1915 года после многочисленных свидетельств применения странами Центрального блока запрещенных способов ведения войны и оружия. Председателем этой комиссии был тайный советник и сенатор Алексей Николаевич Кривцов - "присутствующий для суждения дел о государственных преступлениях". Вот что удалось выяснить комиссии.

"Направленные председателем Чрезвычайной следственной комиссии А. Н. Кривцовым Войсковому наказному атаману Сибирского казачьего войска генерал-лейтенанту Сухомлинову данные из расследования об истязании германцами казаков 9-го Сибирского Казачьего полка Н. Спиглазова и Н. Бедрина.

10 февраля 1916 г.

6-го сентября 1915 г. в близи деревни Ручицы Вилейского уезда Виленской губернии два наших казака 9-го Сибирского Казачьего полка Никита Спиглазов и Николай Бедрин, посланные на кануне в разведку, наткнулись на германский кавалерийский разъезд, состоящий из 12 человек, который стал их преследовать.


Настигнув казаков на лугу за упомянутой деревней, немцы открыли по ним огонь и ранили в голову Спиглазова, который при этом упал с лошади. Заметив, что товарищ ранен, Бедрин спешился и стал делать раненому перевязку. В это время они были окружены и взяты в плен. Около 7 часов вечера пленные были приведены в д. Ручицы в дом крестьянки Ядвиги Гисич, где помещался германский офицер - начальник отряда, занявшего эту деревню. Офицер этот тот час же приступил к обыску казаков, причём даже снял и осмотрел бывшую на голове Спиглазова повязку. Обнаружив в кармане брюк у Бедрина немного бисквитов, офицер стал кричать на него, обвиняя его в том, что он убил немца, у которого и взял бисквиты. Несмотря на возражения Бедрина, что найденные при нём бисквиты были подсунуты ему немецким конвоиром, когда последние вели его в д. Ручицы, офицер приказал связать обоим казакам руки за спину и привязать их друг к другу.

Затем он взял немецкий штык и стал показывать своим солдатам, как надо резать нос и уши. Присутствующие при этом Ядвига Гисич и дочь её Елена Федорова стали умолять офицера пощадить казаков, но тот не обратил на их мольбы не какого внимания и приказал вывести их из дома. Перед уходом Бедрин попросил дать ему напиться, но когда Гисич хотела исполнить его просьбу, офицер накричал на неё, а солдат оттолкнул её в сторону. Затем казаков вывели из дома; Федорова хотела пойти вслед за ними, но её не пустили и приставили к дверям дома караул.

Около 11 часов вечера в соседний с Гисич дом ее сына Григория Гисича, где расположился другой германский офицер с 40 пехотинцами, явился денщик начальника отряда и передал офицеру какое то приказание. Офицер немедленно приказал 12-ти солдатам одеваться. Взяв ружья, немцы вышли во двор, причём один солдат заготовил с собой нож. Григорий Гисич также вышел на двор, где, как оказалось, находился начальник отряда и захваченные в плен казаки.

Вслед за тем, солдаты повели казаков в сторону за баню Гисича. Здесь двое немцев схватили Бедрина за горло, один спереди, другой сзади, третий начал ножом резать ему губы, нос, язык и сдирать с лица кожу. Затем они подняли у Бедрина рубаху и стали жечь свечой тело и лицо, предварительно натерев последнее керосином или бензином.


В то же время два других немца истязали и жгли свечой спину Спиглазова. Когда же последний стал сопротивляться, его избили прикладами ружей. Эти истязания продолжались около 20 минут, после чего казаков пристрелили из ружей и трупы их закопали на соседнем огороде.

Вечером 8 сентября германцы были выбиты из д. Ручицы, и на следующий день в него вступил 9-й Сибирский Казачий полк. Узнав от местных жителей о замученных товарищах, казаки вырыли их трупы - в одном их них опознали Никиту Спиглазова, а в другом - Николая Бедрина. По приказанию командующего 10-й Сибирской стрелковой дивизии трупы казаков были освидетельствованы врачебной комиссией в присутствии священника и офицеров, причём у Спиглазова было обнаружено 6 колото-резаных ран на голове величиной от 1 до 2 дюймов, на спине 3 колотых и 4 огнестрельных раны со следами ожогов, 2 огнестрельные в подмышечной впадине, одна в правой стороне груди, нанесенная острым предметом, и огнестрельная рана в левое плечо на вылет; кроме того, бывшая на голове Спиглазова повязка оказалась в нескольких местах проколота.

У Бедрина же оказались на голове 3 колотые раны, окружность правого глаза и верхнего века были обожжены, а само глазное яблоко было повреждено и имело следы ожогов; мягкие части носа, щеки и подбородка были срезаны до костей, так что от щек висели лоскуты кожи; в правой стороне груди имелась глубокая рана, а в правой стороне спины – огнестрельная. Кроме того, на теле у обоих казаков оказались капли воска и многочисленные следы ожогов.

Составлено по распоряжению Председателя Чрезвычайной следственной комиссии первоприсутствующего сенатора А.Н. Кривцова.

Старший чиновник особых поручений

Чрезвычайной следственной комиссии подпись".


Отдавая последние почести погибшим, командующий Омским военным округом и Войсковой наказной атаман Сибирского казачьего войска генерал-лейтенант А.Н. Сухомлинов отдал приказ, который приведен ниже полностью, хотя там и есть несоответствие. Так в приказе место гибели казаков указывается как д. Лебедево, а не Ручица. 

"ПРИКАЗ

ПО СИБИРСКОМУ КАЗАЧЬЕМУ ВОЙСКУ

№ 21 г.Омск января 15 дня 1916 года


В пункте 5 приказа по 9-му Сибирскому казачьему полку от 6 сентября 1915 года за №237 объявлено, что после взятия местечка Лебедево, по указанию местных жителей, были вырыты два трупа, замученных немцами. Оказались без вести пропавшие накануне казаки 6й сотни этого же полка станицы Чарышской Никита Спиглазов и станицы Черлаковской Николай Бедрин. У обоих казаков отрезаны уши, губы, носы, из рук вырваны ногти и вывернуты из суставов пальцы.

Не имея возможности в открытом честном бою противостоять доблести наших храбрецов, коварный враг в безсильной злобе низко отмстил свою неудачу безоружным казакам. Безусловно немцы хотели добиться от наших героев каких либо сведений, составляющих военную тайну; но доблестные сыны своей Родины и войска, помня заветы предков, долг службы и крепко храня святую присягу, предпочли принять мученический конец, чем изменить данную клятву и предать своих товарищей.


Если таким недостойным воина-рыцаря отношением к беззащитному противнику германцы думают запугать казаков, то это жестокая ошибка: страдания и вопль наших мучеников ещё более вольют в нас на борьбу сил и энергии, чтобы забывший Бога, потерявший честь и совесть враг не ускользнул от должного возмездия.

Вечная память и мир праху Вашему – герои мученики!

Самоотверженный подвиг ваш будет жить среди Сибирского казачества, служа ярким примером безграничной преданности долгу службы, ВЕРЕ, ЦАРЮ и ОТЕЧЕСТВУ. Во всех церквах войска отслужить панихиду по героям-мученикам.

Семействам названных казаков от меня отправить по одному образу на память о подвигах и мученической кончине казаков Никиты Спиглазова и Николая Бедрина.


Эти образа внести в их дома и вручить их семействам при торжественной обстановке в каждом посёлке.

Приказ этот прочесть во всех строевых частях, управлениях, учреждениях и заведениях войска, а так же на полных станичных и поселковых сборах.

Подписал Войсковой Наказной Атаман

Генерал-лейтенант Сухомлинов

(По Военной Канцелярии Войскового Наказного Атамана)"


О том, как исполнился этот приказ, есть сведения лишь по станице Чарлаковской. Здесь не стали выполнять приказ своего Войскового атамана дословно, чтобы ни обижать другие осиротевшие семьи. В церкви отслужили общую панихиду по всем погибшим на фронте казакам. Икону в семью принёс и вручил станичный атаман.

Разрабатывался проект установки в посёлке Соляном и станице Черлаковской часовен в память казаков Никиты Спиглазова и Николая Бедрина. В газете "Омский телеграф" за 16 июня 1916 года была помещена статья, и начался сбор денег на эти часовни. Но начавшаяся затем Гражданская война помешала их создать.

Так по крупицам удалось восстановить трагические события, произошедшие почти сто лет назад и вернуть из небытия фамилии двух Сибирских казаков мучеников. Возможно, потомки этих казаков - Спиглазова Никиты Яковлевича из поселка Яровского Чарышской станицы Бийского уезда Томской губернии и Николая Бедрина Моисеевича станицы Черлаковской Омского уезда Акмолинской области, до сих пор проживают в Сибири и гордятся своими родственниками, до конца исполнившими свой воинский долг.

Использован материал:

1. Национальный исторический архив Беларуси, ф. 1430, оп. 1, д. 49115, л. 57-57 об.

2. Национальный исторический архив Беларуси, ф. 136, оп. 35, д. 193. Метрическая книга Ганутской Успенской церкви.

3. Высочайший Приказ по Военному ведомству от 18 сентября 1916 года.

4. Зверства немцев.//Солдатский вестник Петроградского военного округа №132, вторник 5 января 1916 г. с.4.

5. Приказ по Сибирскому казачьему войску № 21 января 15 дня 1916 года.//Солдатский вестник Петроградского военного округа №141, суббота 6 февраля 1916 г. с.4.

6. Направленные председателем Чрезвычайной следственной комиссии А. Н. Кривцовым Войсковому наказному атаману Сибирского казачьего войска генерал-лейтенанту Сухомлинову данные из расследования об истязании германцами казаков 9-го Сибирского Казачьего полка Н. Спиглазова и Н. Бедрина. ГИАОО. Ф. 54. Оп. 1. Д. 146. Л. 16-16 об.

7. Приказ по Сибирскому казачьему войску № 21 января 15 дня 1916 года. ГИАОО. Ф. 54. Оп. 1. Д. 146. Л. 14

8. Баженов А.Д. 9-й Сибирский казачий полк в Великую войну.// Войсковой Юбилейный сборник Сибирского Казачьего Войска. 1582-1932. Под ред. Е.П. Берёзовского. Часть 2. Время Великой Войны 1914-1917. Харбин, 1941 с. 190-237

9. Баланин Д.В. Вилейка. Бой 10-го сентября 1915 года. // Военный сборник №10, 1916.

10. Бондаренко В.В. Утерянные победы Российской империи. Мн.: "Харвест", 2010.

11. Ганин А.В., Семенов В.Г. Офицерский корпус Оренбургского казачьего войска. 1891-1945. Биографический справочник. - М.: Русский путь; Библиотека фонд "Русское зарубежье", 2007. – 676 с.: ил.

12. Евсеев Н. Свенцянский прорыв 1915 г. М., 1936.

13. Новиков С.В. Очерки истории Черлака и Черлакского района 1720-1985 годы. Омск: Изд-во ОмГАУ, 2008. – 314 с.

14. Поварницын А. Товарища не бросил // Любимому городу: к 290-летию Омска: ст. и очерки по истории / А. Поварницын. – Омск, 2006. – С. 64-66: ил.

15. http://www.royaltyguide.nl/families/thurn%20und%20taxis/thurn%20und%20taxis2.htm

16. http://www.radzima.org/ru/mesto/ruchica-ganuta.html

17. http://ka-z-ak.ru/index.php?option=com_kunena&func=view&catid=31&id=50&limit=20&limitstart=120&Itemid=14

18. http://www.iaoo.ru/page49.html

19. http://wiki-de.genealogy.net/JägRzPf_7

sobor.by/
.
Просмотров: 4898
ФОТОРЕПОРТАЖ

Новости дня:
Раскрыта тайна гибели казаков-мучеников, похороненных 100 лет назад около алтаря храма

НОВОСТИ >>>
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Akavita RATING ALL.BY
© www.hramvsr.by 2004-2008.