Error: Incorrect password!
Религиоведение в Польше
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции / Религиоведение на постсоветском пространстве. ИТ БГУ 21-22.02.1009

Доктор Хенрик Хоффманн
Институт религиоведения Ягеллонского университета

Религиоведение в Польше

Из представленных нами в предыдущих разделах краткой истории исследования религии, а также появившихся в науке о религиях многих проблем и методологических трудностей, можно сделать вывод, что религиоведение вот уже почти 130 лет представляет собой повсеместно известную науку, давно располагающую значительными достижениями – как в области упорядочения фактологического материала, так и в методологических вопросах. В наши дни трудно найти работу в широко понимаемом культуроведении, которая не была бы связана с религиоведческими исследованиями. К сожалению все это не в полной мере можно отнести к польской действительности. В Польше до сих пор все еще следует бороться относительно определения места религиоведения в структуре наук. Польское религиоведение – также как и в других странах Западной Европы – оформлялось во второй половине XIX века под влиянием идей позитивизма и эволюционизма; в то же время в отличие от западноевропейских стран его развитие было связано с целым рядом трудностей, связанных с отсутствием независимости страны и академического статуса религиоведения как научной дисциплины, а также с существующей острой дифференциацией польских исследований религии на два (основные) борющихся направления – «лаицкий» (часто вольнодумкий и остро антиклерикальный и даже атеистический) и католический (конфессиональной направленности). § 1. Предшественники польского религиоведения Научные религиоведческие исследования на польских землях предшествовала теологическая традиция размышлений относительно религии, касающихся в период Возрождения и Реформации христологических, экклезиологических и тринитарных споров, которые велись между сторонниками римско - католического костела и представителями реформации: лютеранами, кальвинистами и особо активными польскими «арианами». Отдельными областями споров представляли собой споры и дискуссии, появившиеся на почве переводов Библии на польский язык [1], а также связанные с критикой костела и католической догматики. Спорадически появлявшиеся в то время философские попытки критических рассуждений относительно религии, ярким примером которого был случай с Казимежем Лышчиньским (год рождения 1634), которого 30 марта 1689 г. заставили публично сжечь собственные рукописи, а затем обезглавили (останки были вывезены за пределы Варшавы и сожжены) на варшавском рынке за то, что он подверг сомнению существование Бога в своем трактате De non existential dei [2].

К числу выдающихся предшественников религиоведческих исследовать следует причислить: Яна Ласицкого (около 1534 - 1589), Адама Нарушевича (1733 - 1796). Ксендза Юзефа Богучицкого (1747 – 1798), Тадеуша Чацкого (1765 - 1813), Хуго Коллантая (1750 - 1812), Станислава Сташица ( 1755 - 1826), игнация Потоцкого ( 1750 - 1809), Станислава Костки Потоцкого (1755 - 1821), Яна Потоцкого (1761 - 1815). Иоахима Лелевеля (1786 - 1861) и Бронислава Трентовского (1808 - 1869).

Характерной чертой периода, в котором формировалось польское религиоведение, было то, что в то время Польша (до 1918 г.) не была независимой страной, так как ее территория была разделена между тремя империями (Российской, Прусской и Австро-Венгерской). Все это затрудняло развитие науки на польских землях, так как захватчики проводили против польского народа политику, направленную на уничтожение поляков, что затрудняло развитие отечественной науки. Кроме этого, вследствие исторической традиции среди польского народа сформировался стереотип «поляк- католик», утвердившейся в силу того, что в двух из трех захватчиков (Пруссия и Россия) не было последователей католицизма. Это также не способствовало развитию науки о религии в Польше, где каждая попытка анализа либо критики католицизма (или же в целом религии) рассматривалась как покушение на самобытность польского народа. [3].

Однако отсутствие независимости способствовало росту в среде польской интеллигенции интереса к отечественной истории и традициям, в том числе и к фольклору, что способствовало динамичному развитию этнографических исследований, которые проводили З. Доленга-Ходаковский (Адам Чарноцкий – 1784 - 1825), а также В. Пол (1807 - 1872), Р. Бервиньский (1819 - 1879) и О. Колберг (1814 - 1890).

§ 2 Религиоведческие исследования в Польше в 1873 – 1939 годах. Инициаторами польских исследователей религии были этнограф и историк религии И.А. Карлович (1863-1903), а также востоковед и исследователь раннего христианства И. Радлиньский (1843-1920). До Первой мировой войны самым известным польским религиоведом был, отрицавший историчность Иисуса Христа, сторонник астралистики А. Немоевский (1864- 1921). После его смерти астрологические исследования продолжил его ученик А. Чубрыньский (1885-1960). Международного признания заслужил себе также известный знаток религии славян и балтов, профессор Берлинского университета А. Брюкнер. В межвоенный период ведущими исследователями религии в Польше были: выдающийся знаток эпохи эллинизма (профессор Петербургского и Варшавского университетов) Т. Зелиньский (1859-1944). А также известный в мире знаток древнегреческой религии Р. Гасинец (1888- 1958). Существенный вклад в развитие изучения религий Ближнего и Дальнего Востока внесли такие востоковеды, как выдающийся монголовед Владислав Котвич (1872-1944), знаток ислама Тадеуш Ковальский (1889-1914), исследователь караимов Ананиаш Зайнчковский (1903-1970), исламист Зигмунт Смогожевский (1884-1931), индоевропеист Анджей Гавроньский (1885-1972), знатоки буддизма С. Шхайер (1899-1941) и И. Пшилуский (1885-1994), исследователи религий Индии С. Михальский (1881-1961) и Х. Вильман- Грабовская (1870-1957), китаевед Витольд Яблоньский (1901-1957), египтологи Т. Смоленьский (1884-1906) и А. Смешек (1881-1943), гебраисты и ассирологи М. Шорр (1874-1941) и ксендз Е. Бромский (1872-1937), хеттоведы Р. Раношек (1894-1984) и С. Пшеворский (1900-1940), а также знаток мандаизма ксендз Е. Ставарчик (1887-1944).

Основание католического религиоведения в стране перед Первой мировой войной заложили следующие ведущие философы и апологеты – ксендз М. Моравский (1845-1901), ксендз С. Павлицкий (1830-1916), ксендз В. Заборский (1830-1900). В более позднее время ведущими католическими исследователями были: философ и апологет ксендз Е. Радзишевский (1871- 1922), а также библеисты ксендз С. Шидельский (1872-1967), ксендз Е. Архутовский (1879-1944), ксендз Ю. Крушиньский (1877-1953), а также историк религии ксендз Ф. Мантей (1904-1971). По вопросу генезиса религии они поддерживались господствующей в то время в католическом религиоведении концепции «прамонотеизма» и «праоткровения» В. Шмидта. Наряду с историко-сравнительными исследованиями развивались также и польские исследования в области психологии и социологии религии. В психологические исследования религии и религиозности большой вклад внесли: Ю. Охорович (1850-1917), Е. Абрамовский (1868-1918). Ю. В. Давид (1859-1914). А. Шицувна (1869-1921), Х. Ровид (1877-1944), известный марксист Ю. Хемпель (1877- 1937), С. Балей (1885-1952). С. Блаховский (1889- 1962), В. Витвицкий (1878-1948), А. Мейер-Гинсберг (1902-1986), а также С. Агатстейн-Геровский (1898-1972). В этой области также активно работали следующие католические исследователи: ксендз Е. Еловецкий (1886-1930), ксендз С.Л. Скибневский (1878-1942), ксендз Х. Верыньский (1892-1984). А также ксендз В. Пастушка (1897-1989). Пионерами социологических исследований религии в Польше были вдохновленный марксизмом Л. Кшивицкий (1859-1941), С. Чарновский (1879-1937) и Ф. Знанецкий (1882- 1958). А также католический «социолог парафии» ксендз Ф. Мирек (1893- 1970). Значительный вклад в развитие религиоведения внесли также польские этнографы и этнологи (помимо уже упомянутого О. Колбергема) З. Глогер (1845-1910). С. Уджела (1857-1937), Х. Бегелейсен (1855-1934), Е. Маевский (1858-1922), С. Чишевский (1865-1930), А. Фишер (1889-1943), С. Понятовский (1884-19450, Ю. Чекановский (1882-1965), Е. Франковский (1884-1962), К. Мошинский (1887-1957), Ю. Ст. Быстронь (1892-1964). А также исследователи культуры народов Сибири (ссыльные) Б. Пилсудский (1886- 1918), В. Серошевский (1858-1945), Е. Пекарский (1858-1934) и М. Миташевский (1857- 1918). Религию тунгусов и самоедов также исследовали ученица Р.Р. Маретта М.А. Чаплицка (1886-1921). А также Ю. Талько-Хрынцевич (1850-1936), Мировую известность получил исследователь религии на островах Тробрианда, один из основателей функционализма Б. Малиновский (1884-1942). В истории польских исследований религии неоднократно были предприняты попытки дать им формальный, академический характер. В период с 1918 по 1920-е годы первой в Польше кафедрой истории религии в католическом университете в Люблине руководил ксендз Ю. Архутовский. С 1923 года кафедрой религионистики в Свободном польском университете руководил С. Чарновский. В 1937 г. в отделе евангелической теологии Варшавского университета защитил докторскую диссертацию по истории религии (первую по этому направлению в Польше) ксендз В. Немчик. Созданная для него (1939) кафедра истории религии так и не смогла начать свою деятельность в связи с началом Второй мировой войны.

§ 3 Польское религиоведение после Второй мировой войны В силу уже упомянутых нами идеологических противостояний, связанных с разделением религиоведческих исследований на два принципиально разных направления: вольномыслящих (часто непримиримо антиклерикальных) и католическиое (явно апологетическое) наука о религиях не смогла занять надлежащее ей место. Это способствовало большому рассредоточению польских религиоведческих исследований, часто проводимых на базе других академических специальностей. Подобная ситуация наблюдалась и после Второй мировой войны. Особенно в первые годы существования народной Польши (вплоть до 1956 г.) в стране не было силы, способной осуществить появление научного учреждения, которое бы занималось религиоведческими исследованиями. В определенной степени это было связано с догматическим характером марксистской гуманистики, сторонники которой (особенно советские) трактовали религиоведение как часть «научного атеизма», ориентированный на крайний антиклерикализм и обесценивание религии.

Следует признать, что идеи «научного атеизма» не получили признания в Польше (в том числе и среди марксистов) несмотря на попытки (включая правительственные) насильственного их внедрения. В польских университетах (единственных в странах «реального социализма») никогда не было кафедр «научного атеизма». К тому же политика тогдашних властей по отношению к католической церкви, ставила целый ряд барьеров в его деятельности (включая и научную), что затрудняло развитие научных исследований религии, проводимых представителями различных конфессий. В межвоенный период основными пропагандистами религиоведческой проблематики были журналы движения свободомыслящих («Независимая мысль», «Вольная мысль», «Польский вольнодумец». «Рационалист» и др.). Однако, несмотря на то, что их постоянно подвергали цензуре, конфисковывали, закрывали, они на протяжении многих лет распространяли знания религиоведческой тематики. В результате осуществления сталинской политики со стороны польских властей по отношению движения свободомыслящих дело дошло до того, что к 1951 г. оно было фактически ликвидировано – перестало существовать польское Сообщество свободной мысли и закрыт его орган журнал «Голос свободных». Позже и этот путь пропаганды религиоведческих исследований перестал существовать. Новые возможности развития польских религиоведческих исследований появились только в 1957 г. одновременно с появлением очередных номеров первого специализированного религиоведческого журнала «Эухемер. Религиоведческое обозрение» Он появился как орган появившегося в 1956 г. Сообщество атеистов и свободомвслящих (ОАиС), которое позже вошло в созданное по инициативе группы ученых (одновременно являвшихся деятелями ОАиС) Польское религиоведческое общество (ПРО). Образование ПРО является важной точкой отсчета для польского религиоведения. Впервые в польской науке начало функционировать объединение людей, заинтересованных в развитии научных религиоведческих исследований и их интеграцией. К сожалению интеграционные процессы в польском религиоведении не происходили в соответствии с пожеланиями деятелей ПРО. Это было связано с преобладании в ПРО ученых с марксистской ориентацией, часто осуществлявших антиклерикальную деятельность, вызывавшую негативную реакцию со стороны католической среды, рассматривавшей в марксистских исследованиях стремление обесценить сущность религии в том числе и католической церкви. Следует отметить, что такого рода боязнь не была беспочвенной.

После Второй мировой войны католическое религиоведение создавали, в частности. такие этнологи, как ксендз Е. Буланда (1902-1992) и ксендз Т. Ходжидло (1909-1979), а также известный исследователь Библии и историк религии Е. Домбровский (1901-1970). Среди ведущих современных польских католических исследователей, связанных в своей деятельности с Католическим университетом в Люблине, следует назвать ксендза А. Бронка (методология религиоведения). ксендза З. Хлевиньского (психология религии), ксендза В. Пивоварского (1929-2001) и ксендза Ю. Марианьского (социология религии), а также философа религии ксендза М. Русецкого и этнолога и историка религии ксендза Х. Зимоня. В Академии католической теологии (с 1990 г. – университет кардинала Стефана Вышынского) религиоведением занимались специалист по культам карго ксендз В. Коваляк (этнология религии) и ксендз Т. Дайчер (теория и история религии).

К числу ведущих религиоведов – членов ПРО и сотрудников «Эухемера» следует отнести философа, исследователя атеизма А. Новицкого, знатока Ветхого Завета и религий Ближнего Востока В. Тылоха (1929-1990), теоретика религии и историка религиоведения М. Новачика, теоретика религии, исследователя текстов Нового Завета и историка религиоведения З. Понятовского (1923-1994) [4] , историка психологии религии И. Шмыда, социолога религии Е. Чупака, историка церкви Й. Келлера, историка религии, истории развития религиоведения Т. Маргуля, теоретика религии и историка религиоведения, а также этнорелигиоведа Х. Свенко (1930-1997), специалиста в области социальной доктрины католической церкви и взглядов папы Иоанна Павла II З. Стаховского. В 1970 г. ПОР вошел в состав Международной ассоциации по истории религии (IAHR), а в 1991 г. журнал «Эухемер» был переименован в «Религиоведческое обозрение».

Очередным важным этапм развития религиоведения в Польше было основание в 1957 г. в институте философии и социологии Польской академии наук (ПАН) исследовательской группы по теории религии, позже преобразованной в лабораторию, а затем (1961 г.) в кафедру религиоведения, которая впоследствии функционировала под различными названиями (например. как кафедра философии религии инстиута философии и социологии религии ПАН – руководитель М. Новачик). В 1962 г. в Высшей школе общественных наук при Центральном Комитете Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) была организована кафедра религиоведения, сразу же преобразованная в квфедру религиозной политики и религиоведения Центральной партийной школы при ЦК ПОРП, а позже в 1984-1990 гг. в Институт религиоведения Академии общественных наук ПОРП. Руководителем этого института был знаток государственно-церковных отношений В. Мыслек., а сотрудниками (помимо уже упомянутого Х. Свенко): К. Адамус-Дарчевска (1929-2002), философ Ю. Годлевский, историк православия М. Папежиньска- Турек, исследователь народной демонологии Л. Пелка, исследовательница современных этнично-религиозных проблем Е. Сайдак-Михновска, знаток проблем, связанных с конкордатом. Я. Висловский.

Помимо описанных нами обусловленностей (в основном по инициативе деятелей ПОР), в стране стали появляться первые академические религиоведческие учреждения, а также новые периодические издания и издательства, специализирующиеся на изучении религии. В образовавшейся религиоведческой среде в Польше появилось множество исследовательских учреждений, занимавшихся религиоведческими проблемами. При университетах и Высших педагогических школах стало осуществляться последипломное религиоведческое образование, в основном предназначенное для учителей.. На базе такой учебы в 1974 г. появился первый в Польше Институт религиоведения при Ягеллонском университете. С 1980 г. он осуществляет очное и заочное подготовку магистров в области религиоведения, а также подготовку докторов наук. Отдел философии этого университета единственный в стране имеет право присваивать в области религиоведения научные степени доктора наук, а также доктора хабилитованого. Институт религиоведения издает два научных журнала «Studia Religiologica» и «Nomos. Kwartalnik Religioznawczy». Среди ведущих исследователей, связанных с этим учреждением. следует назвать историка сравнительной религии К. Банка, исследовательницу социологических аспектов религии И. Боровик, известного психолога религии Г. Гржималу-Мошчинскую, известную польскую историка религии К. Микош, исследователя польских религиозных меньшинств З. Пасек, психолога религии П. Соху, этнорелигиоведа А. Шиевского, антрополога А. Верчиньского (1930-2003). В течение многих лет с институтом сотрудничели Ю. Павлица, И. Шмыд, Т. Плужаньский, Ю. М. Майхровский, З. Понятовский, Т. Маргул, В. Павлючук, Ф. Адамский [5].

В настоящее время религиоведческие исследования проводят также многие другие польские научные учреждения. Среди них, прежде всего, следует назвать Варшавский университет (Е. чупак, ю. Данецкий, М. Джекан, С. Пилашевич, а. Войтович). Христианская теологическая академия (ю.Т. Мачужко, З. Лыко), университет в Познани (З. Дроздович, А. и М. Росен- Зелинцы). Гданьский университет (В. Палубицкий), Люблинский университет (М. Либишовска-Жолтковска). Значительный вклад в развтите польских исследований религии внесли многочисленные философы, языковеды, востоковеды, историки, археологи. Наиболее известные среди них: египтолог Т. Анджеевский (1923-1961), археолог В. Антоневич (1893-1973), исламист и переводчик Корана Ю. Белявский (1910-1997), индолог К. Бырский, философ З. Чарнецкий, исследователь религии караимов М. Дубиньский, арабист М. Джекан, географ религии А. Яцковский, этнограф К. Юденко (1928-1985), исследователь монголии С. Калужиньский, историк православия Ю. Клингер (1918- 1976), философ Л. Колаковский, знаток религии народов Балтии М. Косман, японист В. Котаньский, философ и социолог религии С. Козыр- Ковальский, исследователь античной истории А. Кравчук, знаток религии Ближнего Востока Ц. Кундеревич (1912-1990), китаевед М. Кюнстлер, иранист Ф. Махальский, философ З. Миколейко, арабистка и африканистка А. Мрозек- Думановска, историк философии Р. Падол, германист С. Пекарчик, исследователь современной христианской философии Т. Плужаньский, медиевист Е. Потковский, тюрколог Ю. Рейхман (1910-1975), знаток религии кельтов Ю. Росен-Пшеворска, иранистка М. Складанкова, исследователь теории религии эпохи Просещения М. Скшипек, иранист Е. Слушкевич (1901- 1981), этнолог и исследователь африканской мифологии З. Соколевич, знаток религии Абисинии С. Стрелцин (1918-1981), археолог и исследователь первобытной религии В. Шафраньский, исследовательница религии древнего Египта А. Шчудловска, социолог религии Ю. Штумский, исламист Е. Шиманьский, исследователь религиозных движений XVI-XVII вв. в Польше Ю. Тазбир, историк религии А. Токарчик, историк католической церкви Ю. Виеруш-Ковальский.




В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by