Error: Incorrect password!
Конституирование практического религиоведения в рамках академической науки и высшего образования Украины
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции / Религиоведение на постсоветском пространстве. ИТ БГУ 21-22.02.1009

Колодный Анатолий Николаевич
зам. директора Института философии НАН Украины, доктор философских наук, профессор

Конституирование практического религиоведения в рамках академической науки и высшего образования Украины


Я представляю на этом форуме скорее единственную на всём постсоциалистическом пространстве полноценную академическую религиоведческую институцию – Отделение религиоведения, функционирующее с 1991 года на правах автономной научной структуры в Академии наук Украины. В штате Отделения работает семь докторов (по- польски – габилитированных) и двенадцать кандидатов наук, по восемь почётных зарубежных и отечественных научных сотрудников, десяток младших научных сотрудников и аспирантов. Отделение состоит из отделов философии религии и проблем религиозных процессов (скорее – конфессиологии религии), научно-исследовательской группы по исламу. Периодически в Отделении создаются ситуативные тематические научные группы с привлечением к участию в их работе университетских ученых. Имеем свою Библиотеку религиоведа. Кроме постоянного пополнения её новинками религиоведческой и религиозной литературы, в ней функционирует читательский зал религиозной периодики, получающий газеты и журналы свыше 80 разноконфессиональных наименований. Само Отделение издаёт на украинском языке ежемесячник «Религиозная панорама» (вышло около ста номеров), квартальник «Украинское религиоведение» (около 50 номеров), ежегодник «Религиозная свобода» (13 номеров). Мы издаем десятитомную «Историю религии в Украине» (уже 8 томов), готовим к изданию трёхтомную «Украинскую Религиоведческую Энциклопедию». Всего за последние 12 лет у нас вышло в свет около 250 единиц научной продукции книжно-брошюрной формы. Кроме этого напечатано нашими сотрудниками ещё свыше 500 статей по проблемам религиоведческой науки в различных научных сборниках и журналах. Среди наших изданий назвал бы монографические работы «Академическое религиоведение» (2000 г., 860 страниц большого формата) и «Историю религий в Украине» (1999 г., около 600 стр.), «Религиоведческий словарь», цикл из двенадцати работ по истории и природе христианства, десять научных сборников по проблемам свободы бытия религии и др. Отделение сотрудничает с пятью международными религиоведческими ассоциациями, имеем свыше ста человековыездов на научные мероприятия в зарубежье. Вместе с Всеукраинской Ассоциацией религиоведов, созданной на основе Отделения в 1993 году и объединяющей около 250 академических и университетских ученых, мы проводим ежегодно до десяти научных конференций в различных городах Украины, до пяти Дней религиозной свободы, научно-методические конференции «Религиоведческая наука и религиоведческое образование» (а в Украине курс религиоведения является обязательным для преподавания во всех высших учебных заведениях), выходим со своими выступлениями на радио и телевидение, публикуемся в массовой периодике. Конференции нами проводятся не ради конференций. Они обязательно заканчиваются принятием практических рекомендаций по рассматриваемой проблеме. В их работе принимают участие не только государственные служащие, отвечающие в областях за государственно- церковные отношения, но и богословы из различных конфессий, студенты религиоведческих специализаций университетов. Кстати, у нас работает ещё и Молодежная Ассоциация религиоведов, объединяющая аспирантов и студентов нашей специализации высших учебных заведений страны. Подготовка научной смены – для нас актуальная проблема. При нашей поддержке уже восемь раз проводились летние Молодежные школы религиоведов с участием в их работе также иностранных студентов (США, Россия, Польша, Беларусь и др.).

Отделение постоянно направляет в государственные институции различные научно-экспертные материалы по актуальным проблемам религиозной жизни страны, сотрудничает с Государственным Комитетом Украины по делам религии, Министерством юстиции и Министерством образования, офисами и учебными заведениями многих конфессий. По запросам различных государственных органов мы готовим соответствующие официальные экспертные заключения, проводим постоянно научную экспертизу различных религиозных изданий (иногда даже по просьбе самих конфессий). Выполнение отделами или исследовательскими группами каждой научной темы (а таких было уже свыше двадцати) предполагает, кроме издания монографии, также написание соответствующего научно- аналитического материала.

Вполне естественно, если в стране существует свыше ста двадцати различных религиозных течений, то полного мира между ними не будет никогда, поскольку каждое из них признает лишь свою единоистинность и правоверность. Перед нами же стоит задача формирования толерантных отношений между различными конфессиями, минимизации конфликтных ситуаций на религиозной почве. Поэтому едем в регионы, вместе с государственными органами собираем там руководителей различных местных религиозных объединений и предлагаем им помощь в решении проблем их бытия в условиях гарантированной законодательством страны свободы вероисповеданий. И вот когда эти руководители побывают вместе на таких мероприятиях, познакомятся друг с другом, пообщаются между собой, то между ними возникают уже другие отношения. В целом в стране мы имеем толерантные межконфессиональные отношения. В этом есть определённая заслуга и нашего Отделения. Постоянные встречи с первыми лицами руководства различных конфессий Украины на информационном семинаре Отделения - это одна из форм непосредственного познания существующих в нашей стране вероисповеданий, а заодно - и возможная форма творческого сотрудничества с конфессиями. По многим вопросам, возникающим у них в их практической жизни, последние даже чаще обращаются к нам, чем к государственным инстанциям. Приходится изучать возникшие проблемы и помогать в их разрешении. Через свою практическую деятельность, а это в основном научно обоснованные рекомендации, мы пытаемся включить различные конфессии в контекст нашей общественной жизни, духовного и национального возрождения, сформировать толерантные межконфессиональные отношения. Мы также постоянно приглашаем на наши научные семинары и конференции по вопросам свободы религии и вероисповеданий руководителей областных управлений по делам религий, приобщая их в такой способ к работе по созданию в стране научно обоснованной системы государственно-церковных отношений. Поскольку роль религиозного фактора в Украине в последнее время заметно возрастает, то религиоведческое участие в общественной жизни у нас становится актуальным и желательным. Это стимулирует постоянное самообразование наших научных сотрудников, поскольку при экспертизе практических проблем религиозной жизни ошибиться нельзя. При этом надо соблюсти свою конфессиональную незаангажированность, проявить толерантность и объективность.

Для чего я всё это рассказал? Отнюдь не для саморекламы. Этим я хотел подчеркнуть одну мысль: религиоведение не должно развиваться как явление в себе, как голое теоретизирование по различным проблемам нашей науки. Оно не должно быть, как говорят философы, вещью в себе, средством удовлетворения чьей-то любознательской прихоти в голых рассуждениях о религиозных феноменах. Наука становится полноценной лишь тогда, когда она обращена к реалиям жизни, формируется на основе их прямого, непосредственного осмысления, а не написания новых работ лишь путем своеобразного комментирования того, что написали до тебя о религии другие исследователи, или реферирования взятого материала из интернета. Религиовед имеет перед собой всегда живой объект своего исследования. Изучай его, описывай, обобщай, выделяй закономерности и тенденции, а не переписывай столетней давности выводы. Это – не наука, а компиляторство и цитатничество в ней.

Достижения теоретического религиоведения надо уметь переложить на язык практического, разработать механизм внедрения теоретических выводов в процессы религиозной жизни. Казалось бы, что практического в научном исследовании такого вопроса, как природа и сущность религии? Но возьмём вопрос регистрации религиозных организаций. У государственных органов при этом часто возникает переадресованный ими нам вопрос: «Подавшая просьбу на регистрацию организация является религиозной или же это попытка под прикрытием религиозного зарегистрировать какое-то коммерческое объединение в расчете на последующую необлагаемость налогами и получение других льгот?». Еще пример. Государственные органы с целью координации своей политики в церковной области ставят перед нами вопрос: «Возникший раскол в православии страны (а оно у нас разделено на три церкви) является отражением карьеристских интересов руководителей этих религиозных формирований, или же возникновение новой православной церкви имеет глубокие исторические корни и выступает как возрождение ранее существовавшей, но во времена колонизации нашей страны уничтоженной украинской церковной структуры?» Можно продолжить перечень современных проблем религиозной жизни, которые требуют предварительного их теоретического осмысления и последующих конкретных практических рекомендаций по их разрешению.

Из выше сказанного следует вывод, что сохранением нашей научной институции в структуре Академии наук Украины мы обязаны прежде всего общественной востребованностью нас: религиоведы в Украине нужны обществу. Эта востребованность зачастую определяет и тематику наших научных исследований, постоянную мобильность в создании в структуре

Отделения определённых исследовательских групп. Последние создаются с привлечением к участию в их работе и университетских преподавателей. Украинские религиоведы – сначала в жизни, а теперь и в своих научных исследованиях и педагогической деятельности – выступили пионерами формирования новой области религиоведения – практической. Наши исследования направлены прежде всего на определение путей и форм оприсутствования религии в обществе, от которого она никак не отделена, хотя, согласно государственных законов, и отделена от государства. Практическое религиоведение призвано воспроизвести и обосновать реальные пути вхождения верующего и религиозных институций в мир. Это предполагает исследование возможных путей этого вхождения через взаимодействие сакральных (церковных) и светских институций, через перебирание на себя рядом религиозных организаций светских форм деятельности, через межконфессиональное толерантное взаимодействие, а не противостояние конфессий и церквей, через привлечение к решению ряда сложных проблем нынешнего украинского социума различных международных религиозных объединений и пр. Практический религиовед имеет дело с живой, зачастую неожиданной и непредсказуемой ситуацией, сформированной тысячелетиями межконфессиональной предубежденностью и в то же время неизвестными науке религиозными новообразованиями, желанием отдельных религиозных общностей лишь себя рассматривать как религию (к тому же – единоистинную и единовозможную). Ныне практическое, обусловленное конфессиональной религиозностью разнообразие отношений верующего, религиозных общностей к миру становится обособленным феноменом, а следовательно и отдельным, самодостаточным объектом для его научного осмысления. Именно это и побудило нас выделить в религиоведении, наряду с такими теоретическими дисциплинами, как философия религии, её историософия, психология, социология, этнология и др., его практическое дисциплинарное образование.

Практическое религиоведение актуализирует не только вопрос функциональности религии, но и ее ценности, значимости в жизнедеятельности личности, отдельных человеческих общностей, социума в целом.

Практическое религиоведение определяет свое исследовательское поле не за счет какого-то отрицательного отношения к религиоведению теоретическому. Оно, наряду с ним, имеет право на свое бытие. Мы не можем не считаться с тем, что в наше время происходит смещение интенций религиозных явлений, изменение тематических и концептуальных ориентаций религиозных общностей с потустороннего на посюдасущий мир. Постепенно отходит в историю сформировавшееся в эпоху модерна видение религии как явления не от мира сего. Религия уже сама чувствует свою невостребованность, какую-то излишность. Сегодняшний верующий вытесняет ее на окраину своей жизни и сознания. Он размещает ее еще в своём быту – домашнем и частично общественном, а в другие сферы своей жизни - её просто не допускает, поскольку не находит места для её функциональности. Но дело не только в том, что сегодняшний верующий в массе своей невоцерковленный. Признаем то, что он придерживается в основном этикета своей религии, а не её этики. Признаем и то, что в значительной мере в христианском мире уже не работают 10 библейских заповедей Моисея в их установках не красть, не убивать, не прелюбодействовать, не зариться на имущество своего ближнего и др. В наше время потеряно доверие и к науке, а отсюда имеем процветание вневероисповедной мистики, оккультизма, другого духовного хлама, зачастую определяющего образ жизни сегодняшнего верующего. Народ в массе своей уже перестал верить в какое-то заступничество и помощь исторических церквей. И если верующие старшего возраста из-за традиции, простой привычки еще посещают их храмы, то молодежь в значительном количестве ушла к харизматам, где находит для себя современные средства и для общения, и для обогащения своих познавательных интересов, и для удовлетворения в новых формах своих художественных потребностей. Во всяком случае здесь она не слепая и бездеятельная общность зрителей (что имеет место в храмах традиционных церквей), а активная составная религиозной жизни. Эпоха постмодерна требует освобождения от каких-то стандартных, веками практикуемых форм богослужения и богопочитания. Церковь, если она желает быть востребованной, должна в формах, соответствующих нашему времени, отвечать на эти вызовы. И вот это практическое, ставшее в значительной степени разнообразным отношение верующего к миру и к Богу, а также то практическое мышление, которое сопровождает его, становятся обособленными религиозными феноменами, а отсюда – и отдельными объектами религиоведческого осмысления. Последнее послужило для нас одним из поводов выделения в религиоведении его практического дисциплинарного образования.

Прежде чем рассматривать подробно содержание практического религиоведения, вспомним попутно выделение Кантом «практической философии». У него находим здесь два модуса использования разума – технико-практический и морально-практический. Не стану здесь вникать в подробности размышлений немецкого мыслителя, отмечу лишь то, что для него индикатором истинной практичности (практического разума) выступала свобода. «Практическим является все то, что возможно благодаря свободе», - отмечал философ.

Мы также исходим из того, что одной из значимых категорий практического религиоведения выступает категория свободы совести во всем богатом разнообразии аспектов её выражения, в частности и как свобода вероисповеданий. Эта свобода является сама по себе безусловной и абсолютной. Она предстает как практическое априори. Лишь такая свобода, а мы её всячески желаем утвердить в украинском социуме и в этом выражается наша деятельность как практических религиоведов, выступает не как что-то внешнее, навязанное личности, а как нечто внутреннее, трансцендентное, само по себе понятное. Оно и в традициях нашего народа, с уважением относящихся ко всем, кто вообще верит в Бога. Формируя действительное понимание свободы совести, мы этим пытаемся побуждать каждого верующего, несмотря на его определённую конфессиональную принадлежность, подняться над собой, своей религиозной заангажированностью, по-другому прочитать те известные всем слова из Библии, когда Бог свидетельствует, что единственным его качеством является лишь то, что он есть, то есть просто провозглашает свое бытие, наличие в мире. А если это так, то тогда любое конфессиональное разделение, любое обрядовое оформление религии – не от Бога, а от человека. То из-за чего тогда, напоминаем мы конфессиям, вступать в какие-то баталии и межконфессиональные противостояния бессмысленно. Если Иисус Христос призывал любить не просто ближнего, а даже своего врага, то разве христианским является межконфессиональная вражда или ненависть к иноверному или вообще неверующему человеку? Признавай право каждого на свой путь к Богу, свои формы его почитания и это будет выражением реального гуманизма, твоей истинной христианскости.

Таким образом, в отличие от теоретического религиоведения, описывающего религиозные феномены в их сущности и истории, практическое призвано исследовать функциональность религии и процесс её оприсутствования в обществе. Это предполагает исследование взаимоотношений светских и сакральных институций, пути и формы выхода последних в условиях свободы религии за её сущностные пределы, обретение ею за пределами сакральности ряда светских форм деятельности, новых общественных функций, в частности в области социальной работы, благотворительности. Практическое религиоведение призвано также исследовать пути толерантизации межконфессиональных отношений, формирования партнерских отношений государства и церкви, формы экуменического диалога конфессий, социально значимую деятельность религиозных организаций и др. Оно актуализирует не только вопрос функциональности религии, но и её ценности. Проблемы аксиологии религии, её этических форм в их взаимосвязи из социальным статусом человека являются важными для него.

Тематическое поле практического религиоведения включает такие проблемы как функциональность религии, её аксиологию, свободу бытия во взаимоотношении с социумом в условиях секуляризации, глобализации и постмодерна, природу межконфессиональных отношений и пути их толерантизации, формирование научно обоснованной концепции государственно-церковных отношений, определение путей и форм вхождения религиозных объединений и отдельных общин, просто верующих в контекст общественной жизни и др.

Украинские ученые активно осваивают – теоретически и практически - эту новую для себя отрасль религиоведения, хотя практическая сориентированность была характерной чертой украинского религиоведения еще со времени начальных этапов его формирования, т.е. со второй половины ХІХ столетия. Оно у нас никогда не было академически затеоретизированным, скажу так – знанием в себе. Со времен своего выделения в отдельную, относительно самостоятельную отрасль гуманитарного знания украинское религиоведение всегда служило средством разрешения каких-то практических проблем бытия и функционирования религии в обществе, служило делу включения христианства в контекст национального развития украинского народа. Если наш философ Григорий Сковорода пытался воплотить это через утверждение каждого в принципах христианской жизни, через осознание «сродности» своего призвания в ней, то идеологи Кирило-Мефодиевского братства на основе Библии обосновывали идею мессианской роли украинства в славянском мире. Если Тарас Шевченко призывал Бога как-то среагировать своим взором на несчастье родного ему народа, то Иван Франко пытался подчинить религию культурному развитию украинства, а Михайло Драгоманов обосновывал идею «громадской» (от слова громада - община) церкви как приемлемой для Украины всенародной, внеконфессиональной религии. Украинское религиоведение всегда актуализировало также вопрос роли морального потенциала религии в становлении духовно богатой личности. Церкви Украины в украинско-религиоведческих концептах выступали как такие национально-культурные феномены, без которых невозможно полноценное бытие украинского социума, полнота украинской культуры. Украинская религиозная история познавалось нашими религиоведами для того, чтобы сделать определенные выводы для сегодняшнего дня относительно включения религиозного фактора в большом разнообразии его конфессиональных выражений в контекст общественной и духовной жизни Украины. Несмотря на фаворизацию властью имущих в основном православной церкви, украинские религиоведы всегда находили мужество отстаивать мировоззренческий плюрализм, свободу вероисповеданий, конфессиональную незашоренность, возможность сотрудничества с богословами различных религиозных течений. Даже во времена господства атеистической идеологии украинские ученые- религиоведы по-своему обособлялись от неё. Они уходили в исследование истории конфессий, гносеологии и психологии религии, описание её обрядовых форм и др. Но и в это время не все было так, как оно должно было бы быть при объективных оценках религиозных феноменов. Идеологический пресс ориентировал религиоведов на абсолютизацию в религии ее опиумных черт, её служения сильным мира сего, а отсюда в конечном счёте на отрицание её. Но признаем и то, что в последнем не всё было неправдой. Не зря российский писатель Александр Радищев писал: «Власть царска веру утверждает, власть царску вера освящает – союзно общество гнетут!». Наш апостол нации Тарас Шевченко, осуждая этот союз, писал: «За Богом – панства, панства в серебрі і злоті! Мов кабани годовані – пикаті, пузаті!». Хотя в деятельности Отделения религиоведения по реализации установки на приобщение религиозных организаций к активному участию в различных областях общественной жизни есть определённые успехи, то к теоретическому описанию феномена практического религиоведения мы только приступаем. Это – одна из очередных наших плановых тем. Приглашаем к сотрудничеству с нами в её выполнении и коллег из других стран.




В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by