Error: Incorrect password!
История религий в контексте философии религии
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции / Религиоведение на постсоветском пространстве. ИТ БГУ 21-22.02.1009

Крупник Игорь Леонидович
ассистент МГУ Природообустройства

История религий в контексте философии религии

Предлагаемый доклад представляет собой не столько законченную и в полной мере концептуализированную точку зрения, сколько, своего рода, приглашение к дискуссии, а его задача, по нашему мнению, состоит в том, чтобы акцентировать внимание на некоторых специфических моментах религиоведческой науки и религиоведческого образования на постсоветском пространстве.

Мысль о необходимости прояснения соотношения между религиоведением, историей религий и философией религией возникла как следствие непримиримого расхождения в трактовке роли и места философии религии в системе религиоведческого знания, которое имеет место между различными российскими университетскими и академическими центрами. В наиболее обобщенном виде можно выделить две позиции, согласно которым а) религиоведение является междисциплинарной наукой, представляющей собой совокупность различных дисциплин, исследующих религиозные феномены (история религии, социология религии, психология религии и т.д.), а философия религии представляет собой относительно самостоятельную отрасль знания и находится за рамками религиоведения; б) философия религии выступает, своего рода, неотъемлемым базисом религиоведческой науки. Вторая точка зрения представляется нам более оправданной, однако, простой констатации наших предпочтений еще недостаточно. Для прояснения заявленной проблемы и обнаружения возможных путей ее решения мы предлагаем совершить небольшой экскурс в российскую систему высшего образования. Итак, допустим, есть абитуриент, который желает поступить в Московский университет и изучать, например, историю древнего зороастризма или индуизма. Подобную возможность ему предоставляют, по меньшей мере, три факультета: исторический (кафедра истории древнего мира), философский (кафедра философии религии и религиоведения и традиционно соперничающая с ней за абитуриентов кафедра истории и теории мировой культуры) и Институт стран Азии и Африки (кафедра истории Ближнего и Среднего Востока). Вопрос, вытекающий из подобного положения дел, состоит в том, будут ли различаться исследования историка, религиоведа и востоковеда, имеющие один и тот же объект и относимые, строго говоря, к одной и той же отрасли знания – истории религий? Если мы даем отрицательный ответ, то есть полагаем, что религиовед-историк религий, востоковед-историк религий, культуролог-историк религий и историк-историк религий проводят одинаковые исследования, возникает следующий вопрос сугубо административного порядка: зачем содержать несколько кафедр, которые не только пересекаются друг с другом по интересующей их проблематике, но и выпускают взаимозаменяемых специалистов. Если же мы даем положительный ответ, то необходимо попытаться продемонстрировать, в чем состоит специфика каждого из них. Оставив за рамками нашего рассмотрения культурологов и востоковедов попробуем доказать, что религиовед может и должен исследовать пресловутый древний зороастризм и индуизм не так, как историк. Мы полагаем, что историческое знание традиционно решает описательные задачи, выявляя и систематизируя определенные факты действительности в диахронной перспективе. При этом с учетом данных задач тесная связка между историей и философией истории, на наш взгляд, отсутствует. Напротив, религиоведение ставит перед собой не столько описательные задачи, сколько объяснительные, то есть, пытается поместить определенные эмпирические и исторические факты в некий концептуальный каркас их истолкования. И в этой связи нам представляется, что философия вообще и философия религии в частности выступает той особой сферой религиоведческой компетенции, которая позволяет обобщать разрозненные, разнородные и разновеликие данные. Если исходить из того понимания философии, согласно которому она исследует наиболее общие или предельные вопросы взаимоотношения и взаимодействия между человеком и окружающим миром, философию религии можно представить как отрасль знания, исследующую религиозные феномены как призму, опосредующую эти отношения. В дополнение к вышесказанному мы полагаем, что вообще в рамках любой частной науки любой выход за пределы решения конкретных дисциплинарных задач на уровень обобщений и в сферу чисто теоретического знания и последующего анализа этого знания является, по сути, переходом к философской проблематике. Как следствие, принципиальное вынесение философии религии за рамки религиоведческой проблематики, как нам представляется, значительно обедняет религиоведение, оставляет за ним решение чисто описательных задач и не позволяет выйти на уровень теоретических интерпретаций и обобщений. Другими словами, хотя история религии является полноправным базисом религиоведение, который обеспечивает исследователя фактическим материалом, без философии религии и достаточно глубокой философской подготовки вообще, религиоведение, на наш взгляд, обескровливает себя. Провозглашение религиоведения относительно автономной дисциплиной, а не простой совокупностью различных дисциплин, возможно лишь в том случае, если к историческому базису присовокупляется философия религии, которая позволяет синтезировать религиоведческую проблематику. В контексте религиоведческого образования нам представляется, что религиоведение должно иметь институциональную привязку к философским факультетам или, по меньшей мере, в структуре учебных планов значительное внимание должно быть уделено философской проблематике.

К сожалению, реальная практика (на примере отделения религиоведения философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова) показывает, что акцент на философской проблематике приводит к пробелам и недостаткам в освоении исторического материала, на который банально не хватает учебного времени. Это, впрочем, не значит, в том числе в свете вышесказанного, что философия должна уступить место истории религии. Скорее, мы должны ставить вопрос о том, что и философский, и исторический блок должны быть равновеликими, поскольку только такая организация учебного процесса, на наш взгляд, позволить подготовить полноценных специалистов-религиоведов.

В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by