Error: Incorrect password!
«Головокружение от успехов». Некоторые размышления об религиоведческих исследованиях в России
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции / Религиоведение на постсоветском пространстве. ИТ БГУ 21-22.02.1009

Фолиева Татьяна Александровна
н.с. АНО «Волгоградский научно-исследовательский центр», кандидат философских наук

«Головокружение от успехов». Некоторые размышления об религиоведческих исследованиях в России

Полагаю, что большинство докладов, представленных на этой конференции, посвящены, прежде всего, современному состоянию религиоведения на территории РФ и стран СНГ. Уверена, что авторы выступлений, чаще пессимистичны в своих оценках, что, несомненно, вызвано реальным положением в религиоведческой науке. Данный очерк, носящий скорее публицистический характер, останется в указанном русле. Хотелось бы изложить свой взгляд на тенденции в науке о религии. Отметим, что размышления затрагивают лишь российское сообщество, информацию о положении в других странах, как думается, нам расскажут наши коллеги.

Положительная динамика. За последние пять лет, появились новые мощные тенденции, которые в будущем, при сохранении существующей динамики, могут оказать огромное влияние на развитие религиоведения в России.

Во-первых, минимальная экономическая стабилизация в течение последних лет оказала влияние (напрямую или опосредованно) на состояние в российской науке в целом и на религиоведение в частности. Можно констатировать увеличение количества изданных монографий, сборников и учебников1 (особенно стоит отметить публикацию научно-популярных книг по религиоведению, подготовленных профессиональными авторами).2 1 По данным электронного каталога Российской государственной библиотеки (http://www.rsl.ru/) примерно около 200 наименований за 1998-2003 гг. и около 500 начиная с 2003 по 2008 гг. 2 Лидерами по изданию религиоведческих работ является Москва и Санкт – Петербург. Большинство работ в Санкт - Петербурге (в том числе и научно-популярная серия «Религии мира») издано в издательстве.

Несомненно, повысилась научная мобильность, в том числе и молодых ученых; увеличилось количество грантов, направленных на поддержку религиоведческих исследований; появись серьезные проекты, финансирование которых проводят органы государственной власти. Можно, однако, предположить, что нынешний экономический кризис отрицательно повлияет на все эти показатели.

«Питер», с которым активно работает кафедра философии религии и религиоведения СПбГУ под руководством д.филос.н., проф. М.М. Шахнович и в издательстве СПбГУ. 3 http://vkontakte.ru/club5715461 4 См. к примеру: Религиозность в изменяющемся мире [Текст]: сб. материалов I Междунар. зим. религиовед. шк., г. Волгоград 28 января – 3 февраля 2008 г. / ГОУ ВПО «ВолГУ», Совет молодых ученых; редкол.: О.И. Сгибнева (отв. ред.) [и др.]. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2008. 5 Например, Виктора Солкина, Павла Костылева и других. 6 http://www.e-religions.net/ 7 Сообщество «Библиография по религиоведению» http://community.livejournal.com/r_books/, Сообщество «Религиоведение как специальность» - http://vkontakte.ru/club3519053 и др. Во-вторых, сейчас можно констатировать, что появилось достаточное количество научных мероприятий, где исследователи не только выступают с докладами, но и делятся опытом и новой информацией, налаживают личные и рабочие связи, словом формируют то, что принято называть «научным профессиональным сообществом». Прежде всего, это конференции и семинары, но появились и новые формы научных встреч – «Дискуссионный клуб по проблемам изучения религии в прошлом и настоящем» (Государственный музей истории религии, г. Санкт-Петербург),3 школы молодых ученых на Соловках и в Волгограде,4 открытые лекции.5 В-третьих, происходит бурное «развитие религиоведения» в Интернете: так например, МРО провело уже 2 Интернет - конференции,6 постоянно появляются новые религиоведческие сообщества в социальных сетях.7 Большинство участников конференции знакомы между собой и общаются чаще всего на сайте Livejournal или в социальной сети «В контакте». В то же время развитие информационных технологий позволяет применять новые формы научного взаимодействия, например, в рамках семинара «Современные проблемы религиоведения: структура и функция религии» (г. Волгоград, 6 – 8 ноября 2008) был проведен телемост российских и украинских коллег. Впрочем, невозможно подчас определить является фактор развития Интернет - технологий главным или же появление инициативных групп нового поколения «энтузиастов науки» детерминировало освоение пространства всемирной сети.

«Один шаг вперед, два шага назад» Несмотря на все положительные тенденции, которые мы отметили, приходится констатировать, что кардинальных изменений в российской науке не произошло. Отечественное религиоведение в кризисе. Именно этот кризис породил успешный тезис о спасении отечественного религиоведения, который часто можно услышать от молодых коллег. В данном контексте, часть исследователей рассматривают кризис науки о религии с позиции «пациент скорее мертв, чем жив», другие же полагают, что отечественного религиоведения не существует, и предлагают создать его с нуля. Но так ли это? Да, российское религиоведение в глубоком кризисе, но, во-первых, подобное состояние характерно для всех гуманитарных и социальных наук, а постсоветском пространстве, что вызвано, несомненно, двумя причинами – методологической ломкой в 90хх гг. XX века и отрицательным наследием советской науки. Во-вторых, излишняя драматизация ситуации приводит к тому, что возникает опасность трансформации спасателей отечественного религиоведения в ее «спасителей», что не столько смешно, сколько страшно – здесь уже близки идеи мессианской исключительности.

Да, кризис существует, но сущность его ни в том, что мы изолированы от мировой науки, ни в том, что религиозное профессиональное сообщество не институализировано и не интегрировано в другие системы, а в том, что о религии у нас говорит каждый второй, а исследовательских кадров и исследовательского стремления у нас нет. Что я имею в виду? Всех ученых, чей научный интерес – религия, можно разбить на три категории: 8 Григорий Богослов, свят. Пять слов о богословии. М., 2000. С. 7, 4.

1. «лжерелигиоведы»- это те ученые, которые говорят о религии, но скорее это болезнь языка, чем наука, когда, перефразируя Григория Богослова, религиоведением занимаются «с удовольствием» все и всюду «наряду с прочим и для забавы».8 К сожалению, до 50% материалов, публикуемых в отечественной литературе, являются таким профессиональным словоблудием. 2. «не религиоведы» - эти исследователи занимаются религиоведческими, по сути, проблемами, но не считают себя религиоведами, а к самой науке о религии относятся снисходительно. 3. часть же оставшихся религиоведов стоит разбить на три категории: 3.1. «административные лидеры» научного сообщества - те доктора наук и профессора, которые занимают руководящие должности в ведущих вузах и академических центрах страны; 3.2. «активное меньшинство» – исследователи, активно занимающиеся религиоведением, пробивающиеся на запад, «энтузиасты науки»; 3.3. «пассивное большинство» – это те сотни неизвестных бойцов науки, которые занимаются религиоведением в академических, вузовских и иных научно-исследовательских центрах. Обычно они профессионально занимаются религиоведением, но наука их замкнута сама на себе и мы не можем назвать ни их имена, ни их интересы.

Эти три подгруппы, как лебедь, рак и щука тянут отечественное религиоведение из кризиса. Административные лидеры, люди уважаемые и авторитетные, полагают, что развитие религиоведения идет нормальным темпом и говорить о кризисе бессмысленно. Пассивное большинство явно и не подразумевает о кризисе, оно статично и инертно. Неоднородным здесь является и активное меньшинство: часть его активно занимается наукой, часть пытается пробиться мировое научное пространство, полагая, что «заграница нам поможет», третья часть, признаемся честно, несмотря на активную научную и организаторскую деятельность, решают свои личные проблемы.

Как результат, мы сейчас получаем не научные школы, а «театры одного актера», где вся научная работа вертится возле одного профессора; не интеграцию в мировое научное пространство, а «эффект Угриновича», когда на западе известен только один российский автор, но деятельность этого ученого не влияет на состояние отечественной науки. К чему все это приводит? Иногда говорят, что религиоведения у нас нет, зато уже можно утверждать, что у нас уже есть «звезды науки о религии», что следует оценивать как отрицательный, а не положительный фактор.

Спокойствие, бездействие и излишняя суета отражается и на предметном поле науки: если раньше можно было говорить о перекосе научных интересов в сферу государственно-конфессиональных отношений, то теперь каждый второй занимается теорией и методологией. Хотя, в религиоведении нет «белых пятен», отечественная наука о религии сама по себе одно «белое пятно» и просто жизненно необходимо заниматься конкретными исследованиями, накапливать и обобщать материал.

Нельзя придумать универсальное решение, чтобы разрешить указанные проблемы. Оформление российского религиоведения - путь долгий и закончится не ранее чем через 5-10 лет. Нет смысла вынимать из груди сердце и вести за собой всех, нет смысла ждать гуманитарной помощи от западных коллег, нет смысла спорить кто гениальней. Единственное, в чем есть смысл – это работать и поднимать престиж науки. Возможно, это звучит банально и пафосно, но иного не дано.

В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by