Error: Incorrect password!
Законотворчество патриарха Фотия Великого. Болоховский Н.И.
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
ТЕОЛОГИЯ

Болоховский Н.И.,

кандидат богословия

Законотворчество патриарха Фотия Великого


Прославляя миссионерский подвиг святых солунских братьев Кирилла и Мефодия, необходимо также вспомнить и Фотия Великого, патриарха Константинопольского (857-867, 877-886), т.к. во многом благодаря именно этому просвещенному и выдающемуся иерарху смогла осуществиться просветительская миссия посольства Константинопольского Патриархата к славянам. Фотий понимал важность и необходимость ведения как самой евангельской проповеди, так и богослужения на языке того народа, которому проповедуется благая весть о Христе-Спасителе. Архиепископ Филарет (Гумилевский), говоря о миссионерском подвиге патриарха Фотия Великого, замечает, что "для славян всех племен Фотий - первый проповедник Евангелия, просветивший их чистым светом Христовым"1.

При знакомстве с жизнеописанием и трудами этого выдающегося иерарха становится очевидным особое его избранничество свыше. Господь призвал этого человека в нужное время и в необходимом месте. Являясь патриархом Константинопольским, он благословляет миссии к хазарам и славянам с уже переведенными на их язык книгами Священного Писания и богослужебными текстами; ведет успешные переговоры с представителями Армянской Церкви о ее воссоединении с Православной Церковью; он защищает Никео-Цареградский символ веры от ошибочных нововведений (Filioque), а также утверждает православную экклезиологию. Фотию принадлежит заслуга по восстановлению канонического порядка в жизни такого церковного института, как монашество, сильно пострадавшего в период правления императоров-иконоборцев.

Святитель Фотий происходил из знатного и богатого рода. Родился в начале IX в., где-то около 820 г. Отец его занимал должность протоспафария (начальник гвардии), а братья были спафариями. Один из них, патриции Сергии, был женат на Ирине, сестре императрицы Феодоры. К числу родственников Фотия принадлежит также Тарасий, патриарх Константинопольский, имя которого тесно связано с историей VII Вселенского Собора. Он приходился Фотию дядей по отцу. Будучи глубоко одаренным необыкновенными умственными способностями от рождения, Фотий с ранних лет с редким усердием предался занятиям, вначале философией и медициной, а затем богословскими и юридическими науками2.

По словам римско-католического писателя аббата Жаже (Jager), "Фотий воплотил в себе все высокие качества, какими природа когда-либо наделяла человека: глубокий и живой ум, неутомимая энергия, твердая непоколебимая воля гармонически соединились в его лице. Он имел глубокую склонность к наукам, которыми занимался по целым ночам, являлся замечательным, красноречивым оратором и выдающимся писателем, знал все науки не только своего времени, но и древних времен. По своим познаниям он превосходил всех своих современников, из которых никто не мог сравняться с ним"3. Находясь на поприще гражданской деятельности, Фотий, благодаря своим способностям и образованию, стремительно продвигался по служебной лестнице. Так, сначала он занимал пост высшего государственного советника, затем возглавил дипломатическую миссию к багдадскому калифу. По возвращении из Багдада в Константинополь Фотий занял еще более важную должность при императорском дворе - протоасикрита (государственный секретарь) и члена синклита. Глубокие знания и одаренность не оставили Фотия в стороне от Константинопольского университета, созданного при посредничестве кесаря Варды. Параллельно с государственной службой Фотий занимался преподавательской деятельностью. Так, он являлся профессором богословия и философии. Известный американский византолог русского происхождения А.А. Васильев, упоминая об особой одаренности и учености Фотия Великого, пишет о нем следующее: "Исключительно одаренный, со страстной любовью к знанию, он получил прекрасное образование и посвятил затем все свое внимание и энергию обучению других"4.

По свидетельству Никиты, епископа Памфлагонийского5, "Фотий был не только из знатных, но и самых благородных; в отношении мудрости и благоразумия из всех занимающихся государственными делами он считался способнейшим; по уму и знаниям он не только превосходил всех своих современников, но мог равняться и с другими мудрецами, ибо все способствовало ему: природные дарования, прилежание и богатство, через которое к нему стекались всякие книги"6.

Образование Фотия было разносторонним, и знания его были обширны не только в богословии или философии, но и в других областях науки, среди которых особое место занимает юриспруденция. О выдающихся способностях Фотия Великого в области права, как церковного, так и гражданского, свидетельствует ученый Роберт Креугтон (Robertus Creygthon). Он пишет следующее: "Тот, кто вникает в истинное положение вещей своими глазами, а не чужими, думаю, согласится со мной в том, что никогда не вступал на патриарший престол ни папа в Риме, ни патриарх в Константинополе мудрее в речах, благоразумнее в управлении делами, более сведущий в божественном и человеческом праве, чем Фотий"7.

В 857 г. Фотий становится патриархом Константинопольским. Избрание его на этот высокий пост произошло в очень сложных условиях. Его предшественник свт. Игнатий незаконно был лишен светской властью патриаршего престола. В Византии это было не впервые, и вопрос стоял о необходимости срочного избрания нового патриарха, чтобы место предстоятеля Церкви не оставалось вакантным8. Однако этим случаем воспользовался в своих целях Николай I, папа Римский, чем внес раскол внутри Константинопольской Церкви. Он поставил условие, прежде не ведомое Вселенской Церкви, согласно которому, для утверждения Фотия патриархом Константинопольским, необходимо разрешение папы Римского9. Николай I увязал предоставление такого разрешения с передачей из юрисдикции Константинопольского Патриархата целого ряда церковных провинций в юрисдикцию Римской Церкви. Против этого "новшества" выступил не только Фотий Великий, но и, в последствии, его предшественник по патриаршей кафедре Игнатий. Под тенью этих мрачных событий и совершалось патриаршее служение Фотия.

Знакомясь с церковно-законотворческой деятельностью Фотия Великого в период его Патриаршества, необходимо выделить следующие события.

В 861 г. в Константинополе под председательством Фотия прошел Собор, получивший в истории название Двукратный. В его работе приняло участие 318 епископов, в том числе и легаты папы Римского (епископы Родоальд и Захария). На Соборе еще раз было осуждено иконоборчество и засвидетельствован всеми присутствующими факт законного избрания Фотия патриархом Константинопольским. В ходе рабочих заседаний было издано 17 правил, касающихся дисциплины монашесгоующихи монастырей (1-7), членов клира (9-13), иерархического подчинения (14-15) и условий замещения епископских кафедр (16-17).

В 866 г. патриарх Фотий, реагируя на нововведение, вкравшееся в Символ веры (Filioque) в Римской Церкви, издает окружное послание к представителям Восточных Церквей. В нем он выступает против этого догматического отступления, а также против светской власти папы римского и против его притязаний на главенство во всей Церкви Христовой10. Этим же посланием Фотий созвал Собор, который состоялся в следующем 867 г. в Константинополе. На нем было осуждено как еретическое учение - вставка в Символ веры (Filioque), также был осужден Николай I папа Римский за незаконное вмешательство в дела Константинопольской Церкви, поддерживающее тем самым раскол внутри Константинопольской Церкви, и за действия, направленные на подчинение своей власти всей поднебесной Церкви.

В 879-880 гг. в Константинополе под председательством Фотия Великого состоялся Собор, получивший название Великий. По численности епископата11, представительству всех патриархатов, а также по рассматриваемым на нем вопросам, имевшим характер вероучительный и канонический, этот Собор можно было бы по праву считать VIII Вселенским. В нем приняли участие 383 епископа с представителями всех восточных патриархов и легатами Римского папы. Собор восстановил единство между Константинопольской Церковью и Римской и вновь подтвердил законность патриаршества Фотия Великого. Также он осудил внесение вставки (Filioque) в Никео-Цареградский символ веры и запретил вносить впоследствии в него какие-либо изменения12. На Соборе вновь были подтверждены решения VII Вселенского Собора и осуждено иконоборчество. Кроме этого, Собор издал три правила, вызванные обстоятельствами того времени. Так, первое правило определило впредь соблюдать дисциплину, согласно которой лица, осужденные за какие-либо преступления патриархом Фотием, должны считаться таковыми и папой Иоанном VIII, и наоборот, осужденные за преступления папой Иоанном должны рассматриваться таковыми и патриархом Фотием. Второе правило запретило лицам, достигшим епископского сана "вне монашеского чина", давать монашеские обеты, которые "содержат в себе долг повиновения и ученичества, а не учительства или начальствования". В третьем правиле защищается иммунитет епископата от несправедливых нападок светской власти.

Важным моментом для утверждения православной экклезиологии является и то, что Константинопольский Собор 879 г. "доказывал, что папа является таким же патриархом, как и все другие патриархи, и что у него нет прав на управление всей Церковью; поэтому и Константинопольский патриарх в папском утверждении не нуждается"13.

С именем Фотия Великого связан еще один важный церковно-правовой документ, получивший название "Номоканон в 14 титулах". Этот документ получил законченный вид в 883 г. Предполагают, что предварительно Сборник был составлен в VI в. и Фотий пересмотрел его содержание, убрал из него утратившие силу гражданские законы по делам Церкви, внес новые в последствии издававшиеся в Византии законы и имевшие свою актуальность на момент окончательной редакции Сборника. Также Фотий прибавил в Номоканон правила бывших после первого издания Сборника соборов: Трулльского (692 г.), Никейского II (787 г.), двух Константинопольских (861 и 879 гг.) и Послание Тарасия патриарха Константинопольского к Адриану, папе Римскому. Номоканон Фотия пользовался в Константинопольской Церкви особенным уважением, о чем свидетельствует Феодор Вальсамон, патриарх Антиохийский, написавший комментарий на этот труд14. Он, также удостоверяет, что мало помалу этот Сборник вытеснил из употребления все остальные канонические сборники. Номоканон патриарха Фотия перешел и в Русскую Церковь, с введением на Руси христианства.

Патриарх Фотий принял самое активное участие в законодательных реформах, а также кодификации римско-византийского права, произошедших в Византийской империи в IX столетии с восшествием на престол императоров Македонской династии. Это особый период в истории византийского права, ознаменовавшийся появлением целого ряда законодательных сводов, юридических сборников, справочников и пособий, исагогических трактатов. По мнению ряда исследователей, сама идея подобного рода реформ зародилась еще до 867 г.15, и подготовительные работы для ее осуществления были проведены ранее. Заслуга в этом принадлежит прежде всего Фотию Великому, т.к. рождение самой идеи и предварительные работы для ее реализации были выполнены в кругах юристов, тяготевших к Фотию, а также в стенах основанного Феофилом и кесарем Вардой Константинопольского университета, ректором и профессором которого был Фотий16.

В 885 (886) г., под руководством патриарха Фотия Великого, был подготовлен к изданию правовой сборник под названием Исагога17. Он состоял из 40 титулов18. До сих пор исследователи не пришли к единому мнению в вопросе того, получил ли этот юридический документ статус государственного закона или нет. Известно несогласие во взглядах Фотия и императора Льва VI в вопросе соотношения власти патриарха и императора. Лев VI известен в истории тем, что мог позволить себе вмешиваться во внутренние дела Церкви или же попирать священные каноны (например, незаконное смещение с патриаршества Фотия или вступление Льва в четвертый брак, что запрещено церковными правилами).

Рассматривая соотношение императорской власти и власти патриарха, Фотий строго разграничивал их полномочия. Так у Фотия присутствует мысль о том, что власть императора ограничивается рамками (kxaiAeia (государства, царства) и вся деятельность императора должна способствовать миру и счастью подданных. Что же касается жизни Церкви, то она находится вде императорской власти и входит в компетенцию патриарха. Здесь необходимо заметить, что у Фотия нет и следа доктрины об уподоблении императора Богу, о божественном происхождении императорской власти. В предисловии к Исагоге, которое можно рассматривать как своеобразный гимн закону и законности, провозглашается то, что сам закон является истинным василевсом, он выше самих василевсов, причем василевсов не каких-нибудь19, но весьма почитаемых и воспеваемых из-за приверженности православию и правосудию20. Рассматривая деятельность Фотия Великого в области правотворчества, необходимо указать его воззрение на закон. В упомянутой Исагоге мы читаем следующее: "Закон - это общезначимое распоряжение, решение мудрых мужей, общий договор граждан государства"21. В определении Фотия присутствует видение закона как общественного договора.

До наших дней дошел еще один труд по праву, принадлежащий Фотию Великому. Это "Книга о кажущихся противоречиях в законах"22. Свт. Фотий составил его после 870 г., во время своего пребывания в Магнаврском дворце в качестве учителя и воспитателя сыновей императора Василия.

Фотий Великий внес существенный вклад в формирование церковных и гражданских законов Византийской империи. Многие из его правовых документов легли в основу других впоследствии изданных важных церковных и государственных кодексов законов. Так, его Номоканон послужил основой для формирования Кормчей у славян, а Сборник Льва VI под именем Прохирон представляет собой переработанную Исагогу. О правовом авторитете Фотия Великого свидетельствует и то, что к нему обращались с жалобами на притеснения со стороны папы Николай I и с просьбами о защите западные архиепископы Равеннский Иоанн, Кёльнский Гюнтер, Трирский Дитгауд.



1Филарет (Гумилевский), архиепископ. Историческое учение об отцах Церкви. СПб., 1882. Т.З.С.253.

2Schawalue. De discidio ecclesiae christianae. Т. I. P.52-53.

3L'abbe J. Histoire de Photius Patriarche de Constantinople. Paris, 1854. P.20.

4Васильев АА. История Византийской империи. Время до Крестовых походов. СПб., 1998. С.395.

5К сожалению, из-за так называемого "Игнатианского спора" Никита находился в оппозиции к свт. Фотию Великому. Тем не менее, его свидетельство в связи с этим приобретает особую ценность и важность.

6Nicetas Paphlago, ер., Migne, PG, 105, 510.

7Creygthon Robertas. Vera historia unionis non verae inter Graecos et Latinos, prooemium,p. 34.

8Это случалось не только на Востоке, но и на Западе. Главный оппонент в деле Фотия - папа Николай I - сам был посажен на Римскую кафедру не без участия императора Людовика II.

9Согласно выработавшейся ко второй половине первого тысячелетия канонической дисциплине Вселенской Церкви, называемой "Теорией пяти чувств", Божественной благодатью учреждено пять патриархатов (Римский, Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский). Предстоятели этих Поместных Церквей не подчинены один другому, а все вместе соподчинены одной главе Церкви - Христу. Вследствие этого по правам дарованной им власти они совершенно равны между собою. Ни один из патриархов не мог привлекать к своему суду клириков из других патриархатов и не мог давать в их пределах ставропигии (См.: 6 канон I Вселенского Собора; 3 канон II Вселенского Собора; 9, 17 и 28 каноны IV Вселенского Собора; 36 канон VI Вселенского Собора; Novell. lust. 131, с. 2; Basilicor. V, 3,3; Cod. lust. I, 2,24; Inst. lust. IV, 11. ).

10Εγκόκλιος έπιστολή πρός τοός τής ανατολής άρχιερατικονς θρόνους. Migne, PG, 52, EP. 13; Βαλεττα. Φωτϊου έπιστολαϊ. Р.165. Ер. 4.

11На I Вселенском Соборе приняли участие 325 епископов, на II - 150, на III - 200, на IV - 630, на V - 165, на VI - 170 и на VII - 367.

12В определении Собора сказано следующее: "Если же кто дерзнет начертать другое изложение веры, кроме сего святого символа, который изначала от блаженных и святых отцов дошел до нас, дерзнет называть что-либо свое определением веры и унижать достоинство исповедания оных богопросвещенных мужей, включать в него собственные изобретения и выдавать его верным или тем, которые недавно обратились от какой-либо ереси, за общее учение веры, или дерзновенно покусится повредить поддельными словами, прибавлениями и убавлениями древность сего святого и уважаемого образца веры: то по определению ныне, а равно и прежде нас от святых вселенских соборов возвещенному, если таковой имеет священный сан, подвергаем всеконечному извержению, а если мирянин - анафеме".

13Васильев А.А. История Византийской империи... С. 436.

14ΦΏΤΙΟΥ ΠΑΤΡΙΑΡΧΟΥ ΚΏΝΣΤΑΝΤΙΝΟΥΠΟΛΕΏΣ ΝΟΜΟΚΑΝΩΝ μετα των σχολιων Θεοδωρου τον Βαλσαμωνος. Αθηνησιν, 1852, σ.l-ЗЗ6.

15Время восшествия на императорский престол в Византии основоположника Македонской династии - Василия I Македонянина.

16Ср.: Медведев И.П. Правовая культура Византийской империи. СПб., 2001. С.167-168; Svoronos N. Storia del diritto e delle istituzioni // La civilta' bizantina dal IV al IX secolo. Bari, 1977. P.182,195. По мнению И.П.Медведева "Заслуга императоров Македонской династии лишь в том, что они поняли насущность задачи, восприняли идею правовой реформы и освятили все это авторитетом императорской власти, удостоившись ореола императоров-законодателей, равных Юстиниану". Правовая культура... С.168.

17От греч. Είσαγωγή - Введение. В истории этот сборник долгое время имел другое название - Эпанагога. Epanagoge (corrigendum: Eisagoge!) Basilii, Leonis et Alexandri. Ed. C.E.Zachariae a Lingenthal. Lipsiae,1852.

18Об основах права и правосудия (тит. 1); учение об императоре, патриархе и высших чинах гражданской иерархии (тит. 2-7); об избрании, назначении и рукоположении епископов и других лиц церковной иерархии (тит. 8-10); о судах, свидетелях и документах (тит. 11-13); о помолвке и браке (тит. 14-17; 21); о приданом и дарении между мужем и женой (тит. 18-20); о видах юридических сделок (тит. 22-28); о завещаниях (тит. 29-33); о строительстве и соседском праве (тит. 39); о преступлениях и наказаниях (тит. 40).

19По всей видимости, императоры, пребывавшие в ереси (иконоборцы).

20См.: Медведев И.П. Правовая культура... С.62-63.

21Zepos J. et P. Jus Graeco-Romanum. Athenis, 1931. Vol. 2. P.240.

22Liber singularis de his, quae in legibus contraria esse videntur school Basil., II, ed. Heimbach.

Источник: Болоховский Н.И. Законотворчество патриарха Фотия Великого.// VIII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры: Материалы чтений (Минск, 23-26 мая 2002 г.). В 2 ч. Ч. 1, кн. 1 / Европейский гуманитарный ун-т. Факультет теологии, Бел. гос. ун-т культуры; отв. ред. и сост. А. Ю. Бендин.– Мн.: ООО "Ковчег", 2003. – 288 с.

В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by