Error: Incorrect password!
Духовно-нравственное воспитание студентов в процессе преподавания психологических особенностей и исторических основ иконописи
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции/ VII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения. 2001 г.

А.М.Русецкая
кандидат педагогических наук, магистр психологии, Белорусский государственный университет культуры (Минск)

Духовно-нравственное воспитание студентов в процессе преподавания психологических особенностей и исторических основ иконописи

Вопрос о духовно-нравственном воспитании является одним из наиболее обсуждае-мых в системе наук, изучающих личность. Данный термин не вполне определен в научном аппарате. В светской науке часто предпринимается попытка определить понятие духовности вне ее гносеологической основы, т. е. вне Закона Божия. Волю Божию о человеке как основу нравственного бытия прот. В.Свешников определяет как любовь, принимающую главное направление — освободить человека от гибели, т. е. привести его к спасению . Поиск ис-токов духовности ведется в области искусства, различных психолого-педагогических сис-тем светского характера. В основе такого понимания лежит сложившаяся в годы совет-ской власти тенденция объяснять духовное как душевное, связанное с удовлетворением психологических потребностей человека. Подмена понятий привела к искажению опреде-ления функции искусства в системе развития личности и воспитательного процесса. Свя-щенник Михаил считает, что искусство возникло как результат осознания человеком сво-его несовершенства после грехопадения. Смысл искусства состоит в восполнении челове-ческого несовершенства, в попытке восстановления первоначального состояния человека, его духовности . Данная попытка ведется человеком в рамках его же представлений о со-вершенстве, духовности, нравственности и первоначальной Божественной сущности че-ловека. Отрыв этих представлений от Истины очевиден, так как отпадением человека от Бога обусловлено искажение реальности в его индивидуальном восприятии. Результатом деятельности психических функций человека после грехопадения является искаженная индивидуальная картина мира, лежащая в основе индивидуального мировоззрения. Чело-веческая деятельность представляет собой реализацию личностных взглядов и убеждений. Следовательно, отпадение человека от Бога обусловило отрыв гуманистических ценно-стей от Абсолютных, основой которых является воля Божия о человеке. Попытка искать истоки духовности в продукте человеческой деятельности приводит к произвольному ог-раничению потенциальных возможностей развития человека. Эти возможности мы опре-деляем как поступательное движение от изначально присутствующего в человеке Образа Божия к Подобию Божию, обретаемому в спасении. Только выведение интерпретации по-нятия источника духовности за рамки искаженного грехопадением человеческого естества и продукта деятельности человека дает реальную возможность определения сущности ду-ховно-нравственного воспитания, в задачи которого входит содействие исправлению (по-каянию) человека. Воспитание мы понимает как раскрытие генетически заложенных в че-ловеке возможностей (образа Божия) и организацию целенаправленного процесса их раз-вития к Подобию Божию. В советской педагогической науке, создавшей прецедент определения духовности как гуманистической ценности, оказались совмещенными понятия духовности и нравственно-сти. В содержании воспитания стал общеупотребительным термин “нравственное воспи-тание” с опущением смыслообразующего понятия “духовное”. Логическим следствием такого подхода явилось произвольное определение нравственно-ценных личностных ха-рактеристик на основании сиюминутных политических, идеологических и социальных целей, имеющих конкретно-исторический характер. Так появилась абсурдная идея о “пар-тийности” науки, которая в методологической основе оторвала научное педагогическое исследование от реальности, т. е. Истины, углубив тем самым отрыв человеческой дея-тельности от Промысла Божия. Дальнейшее искажение в данной области выразилось в социодинамическом характере советской системы воспитания, направленной на формиро-вание личности в соответствии с заранее заданными качествами, определявшимися поли-тической структурой общественных отношений и часто получавшими псевдонаучное обоснование. Стереотипы “советского” мышления продолжают действовать в современ-ной психолого-педагогической науке. Это приводит к ограничению представления о воз-можностях духовно-нравственного развития человека его материальной основой, сведе-нию одухотворенности к результату деятельности психических функций. Архиепископ Макарий указывает, что для исправления человека недостаточно объяснить ему нравст-венные заповеди и мотивировать их выполнение; человеку необходимы силы, которых в настоящем поврежденном состоянии он не имеет. Негативное, как следствие грехопаде-ния, изначально действует в человеке, ограничивая человеческую свободу в формирова-нии своей личности. Человек не в состоянии самостоятельно избавиться от нравственной деформации, так как для этого ему “нужно было бы... пересоздать собственное сущест-во” . Источник движущих сил развития личности определяется психолого-педагогической наукой в сфере противоречия между имеющимся у человека уровнем личностного развития и стоящими перед ним задачами, для решения которых данный уровень оказывается недостаточным. Это противоречие можно считать объективным и исходящим из Промысла Божия о человеке. Открытым остается вопрос о моменте приве-дения в действие движущих сил развития. У человека может отсутствовать мотивация в решении задач духовно-нравственного характера, если важность их решения не оказывает непосредственного влияния на реализацию элементарных материальных потребностей. Осуществляя жизнедеятельность на материально-психологическом уровне, человек оста-навливается в духовном развитии. Как следствие, его действия определяются стремлением к реализации потребности в безопасности и получении удовольствия. На таком уровне за-трудняется или оказывается невозможным перевод ценностей из внешнего во внутренний план. Побуждение к соблюдению норм взаимодействия с реальностью сохраняет при этом характер внешней морали с ее регулятивной функцией (не делать того, за чем последует наказание и ограничение). Приближение к Истине не входит в содержание ценностно-мотивационной сферы личности. Отсутствие духовного стремления препятствует форми-рованию нравственности как внутренней личностной характеристики. Следовательно, по-нятие “нравственное воспитание” несет в себе элемент ограниченности, так как без соеди-нения с духовным не может реализоваться. Сам по себе данный вид воспитания не акти-визирует движущие силы личностного развития, потому что, в соответствии с догматиче-ским богословием, ценности встречают сопротивление со стороны зла в человеке до тех пор, пока они носят внешний по отношению к человеку характер. Перевод ценностей в содержание индивидуального мировоззрения возможен только в результате личностного принятия, эмоционального переживания ее человеком, то есть любви. Способность к люб-ви мы понимаем как признак Образа Божия в человеке и основу нивелирования зла в со-держании личности. Момент приведения в действие движущих сил развития личности лежит в том, что обусловливает реальное соединение человека с Богом, т.е. в вере. Вера, определяемая как союз человека с Богом, в котором Бог дает человеку Свой Образ, а че-ловек содействует Богу в своем спасении , есть средство избавления от нравственной де-формации (следствия греха), внутренний побудитель восхождения человеческой личности к цели своего развития — спасению. Присутствие веры во внутренней сфере личности преодолевает ограниченность человеческой свободы, полностью обретаемой в спасении. Нравственное действие, освобождаемое от греха, возможно только на определенном уровне духовности. Определяя понятие “образование” как процесс и результат формирования у человека индивидуальной картины мира, образа мира, мы считаем, что адекватность этого образа зависит от уровня богопознания человека. Включение религиоведческих дисциплин в учебные планы государственных учебных заведений является условием повышения уров-ня данного образования. Духовно-нравственная воспитательная направленность таких дисциплин состоит в помощи человеку определить его отношение и Церкви как к носите-лю духовности, источником которой является Слово, данное в Откровении Священного Писания. Изучение особенностей православной иконы в светской системе образования должно быть ориентировано на решение задачи приобщения студентов к духовно-нравственным ценностям посредством раскрытия онтологической связи иконописи и ико-нопочитания с постижением Истины. Существующую практику изучения вопросов ико-нописи исключительно в культурологическом и искусствоведческом аспектах мы считаем противоречащей принципу научности в обучении. Методологическая ограниченность подхода ведет к искажению сущности предмета исследования и получаемого о нем зна-ния. Икона является частью Православного храма и как принадлежность богослужения выполняет функцию средства соединения человека с Богом в молитве. Изучение на заня-тиях данных вопросов формирует у студентов понимание сущности иконы как изначально духовного явления в социуме, позволяет интерпретировать содержание конкретной иконы в соответствии с ее смыслом и непосредственным назначением. Данную систему знаний, умений и навыков мы считает не самоцелью, а средством духовно-нравственного воспи-тания личности во взаимосвязи со становлением объективной картины мира в системе ин-дивидуального мировоззрения. Последовательность логики изучения иконы как изначально духовного явления нару-шается в системе не только светского, но и христианского мировоззрения. Так, помимо иконоборчества и неоязычества, существует отношение к иконе только как к “Библии для неграмотных”. Это сводит многообразие функций иконописного образа к иллюстративно-сти и ведет к нарушению догмата иконопочитания. Многие исследователи (инок Григорий (Круг), архимандрит Рафаил (Карелин), Л.А.Успенский, И.К Языкова и др.) говорят о по-знавательной и обучающей функциях иконы. Данные выводы являются результатом ос-мысления духовного церковного и индивидуального опыта авторов, что можно назвать высшим уровнем синтезирующей познавательной деятельности. Для студентов светского вуза такой путь не всегда доступен. Поэтому мы считает необходимым раскрыть перед студентами психофизиологические особенности изобразительной деятельности как про-екции содержания внутреннего мира рисующего в графическом знаке. Такое изучение да-ет студентам возможность увидеть реальную обусловленность иконописания Богопозна-нием, как отражение Первообраза в иконописном образе, и уяснить литургическое значе-ние иконы. Рациональный путь познания духовных явлений был благословлен Самим Господом будущему апостолу Фоме. Одновременно Евангелия указывают на цель рацио-нальной эмпирической познавательной деятельности — приведение человека к вере, ко-торая сама в себе содержит возможность открытия человеку реальности (См. Ин. 20:24-29). В системе светского образования сложилась беспрецедентная практика преподавания курсов, связанных с Церковным вероучением, людьми, не имеющими личного отношения к вероисповеданию. В качестве сравнения можно привести абсурдное предположение о преподавании музыки человеком, не имеющим музыкального образования и специальных умений и навыков вокальной и инструментальной деятельности. Данное обстоятельство, являющееся наследием опыта “научного” атеизма, ведет к преподаванию неверия и иска-жению смысла Церковного вероучения: педагог может сообщить учащимся только то зна-ние, которым владеет сам. Преподавание курсов религиоведческого характера должно, на наш взгляд, вестись воцерковленными преподавателями, участвующими в литургической практике. Этим обеспечивается достоверность преподавания. Другим обязательным усло-вием достоверности курса является сотрудничество светского преподавателя в процессе разработки учебного материала со священнослужителями, специалистами в области бого-словия, иконописцами. В соответствии с целью преподавания иконописи, логика соответствующего курса со-стоит в том, чтобы на основании богословского, психолого-педагогического и историче-ского знания раскрыть закономерности создания и интерпретации иконописного изобра-жения. Данная логика включает изучение: а) богословских основ создания иконописного образа и догмата иконопочитания; б) психофизиологических закономерностей построения иконописного изображения; в) истории иконописи; г) технических особенностей исполнения иконы; д) содержания иконы. Такое построение курса позволяет раскрыть мировоззренческий и духовно-нравственный смысл иконописи и иконопочитания. Курс базируется на данных из области богословия, психологии, психофизиологии, философии, педагогики, истории, искусство-ведения и др. Он представляет собой систематизированное синтезирующее мировоззрен-ческое знание формирующего характера, приближающее студентов к постижению духов-ной, нравственной и литургической ценности иконы. К числу задач курса мы относим раскрытие перед студентами содержания проецируе-мого в иконописном образе христианского мировоззрения, носителем которого является личность иконописца, работающего в соответствии с иконописным каноном. Данная зада-ча решается посредством сравнительного анализа концепции личности, принятой в хри-стианской антропологии и христианской этике (прот. В.Зеньковский, прот. В.Свешников и др.) теориями личности, разработанными в современной психологии. Такой анализ позво-ляет студентам определить возможности и перспективу личностного развития в зависимо-сти от цели человеческого бытия, которая состоит в спасении. При изложении данной те-мы используется интерактивный метод обучения, позволяющий раскрыть студентам со-держание православного сознания в аспекте индивидуального личностного смысла. В хо-де работы определяются критериальные характеристики духовного и психологического состояния иконописца в иконописной традиции. Это показывает зависимость содержания иконописного изображения от содержания ценностно-мотивационной сферы иконописца. Особое внимание уделяется этической стороне преподавания, ограничивающей сферу до-пустимого вторжения светского педагога в область духовного. Диалектика взаимодействия общего и индивидуального в христианстве и отражение ее во внутренней деятельности иконописца дает ключ к пониманию закономерности иконописного изображения как результата соборного церковного творчества. Понятие о литургической жизни Церкви, учрежденной возглавляющим ее Самим Господом, позво-ляет студентам осознать икону как продукт сотворчества человека с Богом, как законо-мерность, закрепленную в иконописном каноне. Понятие об иконописном каноне мы счи-таем одним из основных в содержании курса. Поэтому программа курса предусматривает углубленное изучение данного явления в системе объективного психофизиологического знания как отражения законов тварного мира. Психофизиологическая интерпретация ка-нонического графического знака в иконе раскрывает гностическую функцию иконописно-го образа в системе образа мира и личностного смысла. Механизм проекции содержания внутреннего мира личности в графическом знаке помогает студентам уяснить закономер-ность иконописного изображения в символизации идей и образов православного мировоз-зрения. Этим достигается понимание объективности отражения Первообраза в канониче-ском образе. Изучение данных вопросов решает задачу формирования духовного критерия как приоритетного в интерпретации иконы. Изучение истории иконописи направлено на решение задачи обоснования объектив-ности иконы в прообразах Ветхого Завета и в новозаветный период. В основе изложения данной темы лежат догмат Боговоплощения и Богооткровенная данность первых икон. Студенты знакомятся с историей раннехристианского искусства, богословско-антропологической и христологической полемикой IV в. в Византии и становлением ви-зантийской иконописной школы. Они изучают догматическое обоснование содержания и форм церковного искусства в постановлениях церковных Соборов, исследуют мировоз-зренческую основу иконоборчества. Важнейшее место в данном контексте занимает изу-чение истории и сущности исихазма как общеправославного явления, которое легло в ос-нову в иконописных образов, созданных преподобными Андреем Рублевым, Даниилом Черным и другими мастерами Троице-Сергиевой Лавры, а также определение теоретиче-ских основ иконописания преподобным Иосифом Волоцким. Социально-психологическая динамика истории иконопочитания показывает обусловленность отношения к реальности иконы перцептивной установкой, формирующейся на основе ценностно-мотивационных характеристик личности. Большой интерес у студентов вызывает сравнительный анализ проекции личностного мировоззрения в иконописи и академической живописи. В связи с этим изучается история, духовная и психологическая сущность перспективы в иконописи и академической живописи. Исследуются конфессионально-мировоззренческие предпо-сылки использования “обратной” и линейной перспективы в христианском искусстве, а также взаимосвязь динамики иконописания с состоянием личности иконописца. Раскрытие познавательной, обучающей и формирующей функций иконы в аспекте ду-ховно-нравственного воспитания студентов осуществляется посредством изучения догма-тического и литургического содержания иконы в нормативной определенности канона (свет, цвет, поза, жест, линия, символика, портретное сходство и др.). Задача формирова-ния эстетического критерия в интерпретации иконы решается посредством осмысления студентами на основании полученных знаний отраженности Первообраза в образе. Важ-ным моментом в процессе духовно-нравственного воспитания студентов является форми-рование у них отношения к конкретной иконе как, прежде всего, к предмету, освященно-му Богом в Церкви, независимо от других ее характеристик. На занятиях рассматривается психолого-педагогическое значение работы художника-иконописца в соответствии с ка-ноном и анализируется когнитивная основа типичных нарушений канона. Изучение со студентами иконописной техники включает вопросы традиции в выборе материалов и средств иконописания, каноничности структуры и последовательности эта-пов исполнения иконы. Курс завершается практическими занятиями по интерпретации иконографических сюжетов и содержания конкретных икон. Изучается иконография изо-бражений Иисуса Христа и Пресвятой Богородицы, святых, изображений праздников, сюжетов Священного Писания, молитвословий, песнопений, апокрифических источников. Особое место здесь занимает изучение схемы и литургического смысла иконостаса. Икона как церковный предмет не может изучаться в отрыве от своего непосредствен-ного контекста. В программу курса входит посещение студентами храмов, иконописных мастерских, встречи со священнослужителями, иконописцами и различными специали-стами в области церковного искусства. На аудиторных занятиях привлекается наглядный материал: видеофильмы, репродукции и т.д. Изучение проблем духовно-нравственного становления личности, их онтологическая связь с общими проблемами бытия и личностным смыслом в системе познавательной дея-тельности вызывает интерес не только у студентов, ведущих церковный образ жизни, но и у студентов со светской социальной установкой. В основании этого интереса лежат при-сущая человеку естественная вера и обусловленные ею духовные потребности личности. Преподавание курса иконописи направлено на помощь студентам в их духовно-нравственном самоопределении.

Литература: 1. Свешников В., прот. Очерки христианкой этики. – М., 2000. С.253 2. Михаил (Труханов), священник. Православный взгляд на творчество. М., 1997. С.5,6 3. Макарий Д.Б., архиепископ. Введение в православное богословие. – Мн.–М., 2000. С.73,74 4. Там же. С.26-29 5. Зеньковский В.В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. – М., 1996.С.60,61 6. Успенский Л.А. Богословие иконы. – М., 1996.С.188, 194-200

В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by