Error: Incorrect password!
ТРАКТОВКА СОЦИАЛИЗМА В УЧЕНИИ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ.
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции / VII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения. 2001 г. (Гомель)

ТРАКТОВКА СОЦИАЛИЗМА В УЧЕНИИ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ.

Прежде всего я хотел бы подчеркнуть актуальность темы моего выступления. После краха так называемого “реального социализма” перед нашим обществом остро встал вопрос о путях дальнейшего развития. Упрощенно его можно сформулировать так: куда идти и какими принципами руководствоваться? Необходимо отметить, что в общественной мысли Беларуси ( я не имею в виду официальную идеологию) преобладающей является точка зрения, что достаточно построить общество, основанное на принципах либерализма, прежде всего свободного рынка, и выход из кризиса будет осуществлен. При этом, как правило, опираются на положения, получившие наиболее полное выражение в работах известного экономиста, лауреата Нобелевской премии Фридриха Хайека, книги которого весьма популярны в Беларуси. Хайек исходит из сформулирований в философии Нового времени концепции свободного индивида, который для удовлетворения своих потребностей вынужден вступать во взаимодействие с другими индивидами. Это взаимодействие на экономическом уровне регулируется спонтанно складывающимися объективными законами, подобными законам естествознания, которые определяют состояние общества. Поэтому последнее не подчиняется сознательному планированию. Приведу несколько цитат: “Конфликт между сторонниками спонтанного расширения человеческого порядка, создаваемого рыночной конкуренцией и теми, кто выступает за сознательную организацию человеческих взаимоотношений, центральной властью, опирающейся на коллективное распоряжение имеющимися ресурсами, вытекает из фактической ошибки последних в понимании того, как возникают и используются знания об этих ресурсах. Научный анализ показывает, что, следуя спонтанно складывающимся нравственным традициям, лежащим в основе конкурентного рыночного порядка (а эти традиции не удовлетворяют канонам и нормам рационализма, принятым у большинства социалистов), мы производим и накапливаем больше знаний и богатства, чем возможно добыть и использовать в централизованно управляемой экономике, приверженцы коей претендуют на строгое следование “разуму” . «Кроме распределения продуктов с помощью рыночной конкуренции мы не знаем никакого иного способа информировать индивидов о том, куда каждый из них должен направить свои усилия, чтобы его вклад в создание совокупного продукта оказался максимальным» . Привлекательность такой точкти зрения, на мой взгляд, во многом обусловлена стремлением оттолкнуться от нашего недавнего прошлого, когда проводимая экономическая политика была подчинена идеологическим схемам, и это привело к разрушительным последствиям. Однако здесь необходимо отметить следующее. В самой Европе, войти в которую мы так стремимся, признается, что ХХ столетие прошло под лозунгами социал-демократии. Именно руководствуясь ими европейское общество достигло теперешнего уровня благосостояния. Кроме того, в настоящее время в 17 европейских странах социалисты находятся у власти. Также во многих странах бывшего СССР осуществляется социал-демократическая модель развития. Хотел бы отметить, что под понятие “социализм” могут быть подведены самые различные теории и общественные явления. Я буду говорить о “реальном социализме”, опыт жизни в условиях которого у нас весьма богатый. Именно он прежде всего рассматривается в документах католической церкви. Вторым основанием, на которое можно указать, говоря об актуальности темы выступление, является начавшееся с конца 80-х годов религиозное возрождение в нашей стране. Процесс этот нелегкий. Надежды на резкий рост религиозности не оправдались, однако число верующих и храмов из года в год неуклонно растет. Также, согласно социологическим опросам, церковь в нашей стране пользуется наибольшим доверием населения (См. напр. 6, 39). Католическая церковь в настоящее время является второй по влиянию в Беларуси (на 1. 01. 2001 — 417 приходов) и самой многочисленной в мире (около миллиарда приверженцев). Социальная концепция занимает одно из центральных мест в ее учении. Причем сформулирована она как ответ на претензии социализма преодолеть недостатки капиталистического общества. В ХХ веке католичество являлось частью общеевропейского процесса развития и откликалось на самые разные социальные явления и теории. Православие в нашей стране было лишено такой возможности. При рассмотрении вопроса об отношении католической церкви к социализму я буду опираться прежде всего на две самые известные энциклики, посвященные социальным вопросам. Первая — это “Рерум новарум”, вышедшая в 1891 г., когда социализм являлся лишь одной из многочисленных социальных теорий, вторая — “Центесимус аннус” была посвящена столетию первой и вышла в 1991 году, когда система “реального социализма” потерпела убедительный крах. Скажем сразу: социализм в документах католической церкви подвергся резкому осуждению. Но это осуждение не явилось ответной реакцией на преследования религии в социалистических странах. Социализм был осужден как заблуждение, ложь, которая выдает себя за истину. В документах католической церкви вскрыт глубинный источник этого заблуждения — желание человека, отказавшегося от Бога и противопоставившего себя Ему, самостоятельно построить рай на земле. Необходимо отметить, что теории социализма и само социалистическое общество являются частью грандиозного культурного проекта, возникшего в период Возрождения и господствующего в Новое время. Основой этого проекта и его сутью являлся всеобъемлющий рационализм. Считалось, что человек является рациональным существом и при помощи своего разума в принципе способен постичь мир, который также подчиняется рациональным законам; и затем, руководствуясь полученным знанием, преобразовать себя, общество и природу. На этой основе возник утопический социализм. Его теоретики считали, что, используя открытые ими методы, можно преодолеть все беды современного им общества и обеспечить его невиданное развитие. Так Шарль Фурье обещал, что его открытие есть средство “сразу умножить вчетверо действительный доход и в двадцать раз доход относительный...; провести освобождение негров и рабов, согласованное вполне добровольно с хозяевами” , также результатами открытия будут “всеобщее достижение дикарями земледелия, а варварами — культурных нравов; установление во всем мире единства отношений в области языка, денег, мер, печатных знаков и пр.” . Необходимо подчеркнуть, что все предложенные в период Нового времени проекты преобразования общества, независимо от религиозных взглядов их авторов, претендовали на осуществление христианских принципов взаимоотношений между людьми. Задолго до Фейербаха Анри де Сен Симон предлагал создать религию, основанную на любви к человеку как таковому. В своей работе “Новое христианство” он писал: “Господь сказал: “люди должны относится друг к другу как братья”. Этот высший принцип содержит в себе все, что есть Божественного в христианской религии”” . “Новое христианство призвано доставить торжество принципам общей морали в той борьбе, которая происходит между этими принципами и стремлением достигнуть частного блага за счет блага общего. Эта обновленная религия призвана создать для всех народов состояние вечного мира..., объединяя их против всякого правительства, которое проникнуто антихристианским духом до такой степени, чтобы общенациональные интересы принести в жертву частным интересам правителей. Она призвана связать между собой людей науки, художников и промышленников и сделать их как общими руководителями человечества, так и зацитниками всех специальных интересов народов его составляющих” . Следует сказать, что теоретики утопического социализма, как впоследствии и теоретики коммунизма, сами были заворожены перспективами открытого ими метода преобразования общества и искренне верили, что точное следование их рекомендациям приведет к всеобщему счастью. Несомненно, что это были искренние люди, тяжело переживавшие безудержную эксплуатации рабочих периода первоначального накопления капитала. Однако сейчас знакомство с их идеями показывает, что они предлагали построить тоталитарное общество, в котором будет регламентировано все: начиная от покроя одежды и кончая идеологией. Кроме того, в их работах действовала очень простая логика: предложенные способы построения общества всеобщего благосостояния и счастья столь очевидны, что не соглашаться с ними может только человек, руководствующийся своими эгоистическими интересами, и соответственно, нет смысла его переубеждать, с ним необходимо бороться; более того, в интересах столь радужного будущего возможно пожертвовать чем-то или кем-то в настоящем. В энциклике “Центесимус аннус” папа Иоанн Павел II сказал об этом так: “Когда люди считают, что раскрыли секрет совершенного социального устройства, при котором зло невозможно, они думают, что вольны использовать любые средства, даже насилие и ложь, чтобы воплотить все это в жизнь. Тогда политика становится “светской религией”, возомнившей, что она строит рай на земле. Однако политическое общество — у которого своя автономия и свои законы — никогда нельзя принимать за Царство Божие. Евангельская притча о пшенице и плевелах (см. Мф. 13: 24-30, 36-43) учит нас, что только Богу дано отделить сынов Царства от сынов лукавого, и свершится это лишь при кончине века сего. Пытаясь вершить суд до времени, здесь и сейчас, человек становится на место Бога и испытывает Его терпение” . Пророки светлого будущего действительно предлагали новую религию, основанную на искажении христианских принципов. Прекрасный анализ этому дан в работе известного православного богослова о. С. Булгаков “Карл Маркс как религиозный тип” . Именно псевдорелигиозным характером марксистской и подобной ей идеологий во многом объясняется та жестокость, с которой преследовалась церковь в социалистических странах. Тоталитарная идеология не терпит никакого инакомыслия. Следует отметить, что католическая церковь сразу же осознала разрушительный характер нового учения. Уже в декабре 1849 года, менее чем через год после публикации “Манифеста коммунистической партии”, папа Пий ІХ издал энциклику ”Ностис эт нобискум”, где охарактеризовал социализм и коммунизм как ложные системы, направленные на разрушение структуры гражданского общества путем преступных действий и нарушение всех Божих и человеческих прав Была охарактеризована одна из главных опасностей социалистического учения — абсолютизация государства в отношении личности и моральных норм. Папа Лев ХІІІ в энциклике “Инмортабле Деи” (1885), писал, что государство для социалистов — это ни что иное, как большинство, которое осуществляет само себя и не связано какими-либо обязательствами по отношению к Богу. Очень важно подчеркнуть, что в социальном учении католической церкви социализм рассматривается как ложный проект решения реальных проблем, действительно остро вставших в европейском обществе ХIХ века. Начало “Рерум новарум” напоминает “Манифест Коммунистической партии” в своем осуждении капитализма периода первоначального накопления: “Нет ничего удивительного в том, что дух революционных перемен, так долго возмущавший народы мира, вышел за пределы политики и влияние его уже ощущается в родственной области практической экономики. К нынешнему конфликту привели прогресс промышленности, развитие новых отраслей, изменившиеся отношения между рабочими и хозяевами, огромные состояния немногих и бедность многих, наконец — заметный упадок нравственности. Положение очень серьезно, оно вызывает сильнейшее опасение, ученые толкуют о нем, деловые люди предлагают разные планы, народные собрания, парламенты и правительства им заняты, словом — общественное внимание в высшей степени захвачено им” . В памяти невольно всплывает: “Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма” . Но Маркс с Энгельсом считали, что существующие социальные пороки, можно преодолеть путем революционной борьбы с эксплуататорами, и призрак коммунизма возвещает о наступлении нового, более справедливого общества. Папа Лев ХIII охарактеризовал такие взгляды как опасное заблуждение: “Мы обращались к вам ради Церкви и общего блага, чтобы опровергнуть ложные учения о политической власти, о человеческой свободе, о государственном устройстве и тому подобных предметах, теперь сочли полезным сделать предметом своего послания рабочий вопрос” . “Нет и спора — в этом согласны все, — что надо найти какое-то средство против зол и несчастий, от которых теперь страдают почти все рабочие. Старинные цеха уничтожены в прошлом веке, и никакие сообщества не заменили их. Разъединенные рабочие ничем не защищены от бессердечия хозяев и жестокости неограниченного соперничества. Считанные богачи могут держать множество бедных под игом, которое немногим лучше рабства” . Но папа пишет, что тот путь решения имеющихся проблем, который предлагают социалисты, является ложным и способен привести только к еще большим бедствиям: “Чтобы преодолеть это зло, социалисты, рассчитывая на зависть бедных к богатым, предлагают уничтожить частную собственность и требуют, чтобы личное имущество стало общим и находилось в ведении государства или местных властей. Им кажется, что передав собственность от частных лиц обществу, они исправят нынешние беды, ибо каждый гражданин будет иметь долю во всем, что ему может понадобится. Однако предложения эти настолько непригодны, что если выполнить их, рабочие пострадали бы первыми. К тому же они несправедливы — ведь, следуя им, пришлось бы ограбить законных владельцев, впустить государство туда, где ему не место, и совершенно расстроить общественную жизнь” . Католическая церковь, и это получило свое отражение в “Рерум новарум” исходит из сущностного приоритета человека перед любыми социальными структурами: “Заботу о будущем незачем возлагать на государство. Человек древнее государства” . Для нас этот вопрос весьма актуален. За долгие годы господства коммунистической идеологии у большинства население в нашей стране оказалось утраченным понятие о достоинстве человека. Считалось, что основную роль в формировании человека играет социальная среда (вспомним знаменитый шестой тезис Маркса о Фейербахе, которой являлся одним из краеугольных камней исторического материализма: “Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений” ). Таким образом, человек как бы растворялся в социальной среде, и утрачивалось само понятие о личности. Практическим следствием этого явилось то чувство зависимости от государство и необходимости быть благодарным ему за все (оно дает образование, работу, зарплату, социальные блага и т.д.), которое старательно воспитывалось у советских людей. Побочным продуктом явилось формирование ситуации безответственности: человек ощущал себя частью огромного механизма, полагался на него и приспосабливался к нему. Утрата ощущения себя личностью значительной частью населения бывшего Советского Союза является, на мой взгляд, одной из серьезных наших проблем. Люди зачастую просто не понимают, что такое человек как личность, и просто повторяют старые положения о “био-психо-социальном существе”. Безусловно, такая трактовка противоречит христианскому подходу, согласно которому, каждый человек является творением Божьим и только в силу этого обладает приоритетом по отношению к любому социальному институту. Тот же очевидный факт, что человек, чтобы жить, должен есть, пить и одеваться, ни в коей мере не может рассматриваться как определяющий его сущность. Поскольку одним из важных положений в коммунистической доктрине было отрицание частной собственности, папа также высказался по этому вопросу: “Практика всех веков освещает принцип частной собственности, согласный человеческой природе и ведущий самым верным путем к миру и спокойствию в человеческой жизни” . Защита папой принципа частной собственности вызвала в дальнейшем наиболее ожесточенную критику “Рерум новарум” со стороны марксистов. Они увидели в этом проявление служения церкви интересам эксплуататорских классов. В дальнейшем в социальном учении католической церкви относительно частной собственности акцент был сделан на то, что она должна служить интересам не только ее владельцев, но и всеобщему благу. Однако сама характеристика владения частной собственностью как естественного права человека подтвердилась. Попытка уничтожения частной собственности в социалистических странах привела не только к экономическому упадку, но и к деградации людей. Усилилось отчуждение человека, все стало восприниматься как “ничейное”, и было утрачено чувство ответственности за себя и общество. Подтвердились слова “Рерум новарум” о том, “что главное основание социализма, общность имущества, следует всецело отвергнуть, ибо это причинило бы вред именно тем, кому должно бы принести пользу, стало бы в противоречие с естественными правами человека и внесло бы смуту в общественную жизнь” . В энциклике “Рерум новарум” папа призывал к созданию в Европе общества, основанного на принципах социальной солидарности: “Многие впадают в великое заблуждение, полагая, что один класс общества естественно враждебен другому; что сама природа велела богатым и бедным постоянно воевать друг с другом” . Как известно, марксизм считает, что в каждом обществе существуют два основные класса: эксплуататоров и эксплуатируемых, интересы которых непримиримы. Но именно из принципа солидарности исходят в своей политике социалистические правительства в европейских странах, используя при этом исторически сложившиеся общественные структуры. Классическим примером является Швеция, основная структурная единица которой — коммуна, возникла на основе церковного прихода. В этой связи необходимо отметить, что колоссальное влияние на общество оказывает то, какое место в ней занимает религия. Например, самая богатая страна мира США является одновременно и одной из самых верующих. Как известно, ее отцами-основателями были члены протестантских сект, которые бежали в Новый Свет от религиозных преследований в Европе. Протестантская мораль оказала очень сильное влияние на развитие Соединенных Штатов (См. в этой связи: 2). Другой яркий пример — наша соседка Польша, в которой, кстати, у власти сегодня находятся социалисты. 95% ее населения составляют католики, и это явилось одним из определяющих факторов в ходе борьбы поляков за свержение “реального социализма”. Противостояние между католической церковью и социализмом в первой половине ХХ ст. оказалось очень резким. Обусловлено оно было прежде всего антирелигиозной политикой коммунистов в Советском Союзе. В энциклике “Куадрагесимо анно”, посвященной сорокалетию выхода “Рерум новарум”, папа Пий ХІ заявил, что, хотя социализм, как и любые ошибки, содержит в себе частичную правду, христианские и социалистические взгляды несовместимы; такие выражения как “религиозный социализм”, “христианский социализм” являются противоречивыми, и невозможно одновременно быть добрым католиком и действительным социалистом. Пий ХІІ после жертв, вызванных большевизмом и гражданской войной в Испании объявил экскоммунию (отлучение от причастия) для тех католиков, которые придерживаются коммунистических взглядов, так как, по словам папы, коммунизм является материалистическим и антихристианским, и руководители коммунизма, даже, если на словах декларируют, что не борются с религией, однако в действительности, как посредством доктрины, так и дел, являются противниками Бога, истинной религии и Церкви Христовой. Очень важные изменения в социальном учении церкви произошли на Втором Ватиканском соборе (1962-1965гг.), положившем начало процессу аджорнаменто (соответствия проблемам сегодняшнего дня). Следует подчеркнуть, что изменилось не трактовка социализма, но взгляды на место и роль церкви в обществе и ее отношение к людям, придерживающимся различных политических взглядов. Принятая на соборе пастырская конституция “Радость и надежда” обращалась “ не только к сынам Церкви и ко всем, призывающим имя Христово, но и ко всем людям. Поэтому Собор... не может красноречивее показать свою солидарность, уважение и любовь ко всей человеческой семье, к которой принадлежит народ Божий, как устанавливая с ней диалог о различных проблемах. Ибо надо спасти человеческую личность и обновить человеческое общество. Итак, Священный Собор, исповедуя высочайшее призвание человека и утверждая, что в нем заложено некое Божественное семя, предлагает роду человеческому искреннее сотрудничество Церкви для установления всеобщего братства, отвечающего этому призванию. При этом Церковь чужда каких бы то ни было земных соображений и стремится только к одному: продолжать под водительством Духа-Утешителя дело Самого Христа, Который пришел в мир свидетельствовать об истине, дабы спасти, а не судить, послужить, а не чтобы ему послужили” . На соборе было заявлено, что Церковь, которая в силу своего служения и назначения никоим образом не смешивается с политическим обществом и не связывается ни с какой политической системой, является в то же время знаменем и защитой трансцендентности и достоинства человека. Следует отметить, что процесс аджорнаменто ни в коем случае не означает для католической церкви разрыва с прежними установками, в том числе и в социальной доктрине, но — наиболее полное проявление роли церкви в современном мире. Написанная в духе Второго Ватиканского собора энциклика папы Иоанна Павла II “Центесимус аннус” основывается на положениях “Рерум новарум” и развивает их, исходя из новой социальной ситуации в Европе. Папа писал ее в свете своего собственного опыта противостояния коммунистическому режиму в Польше. Иоанном Павлом ІІ было дано глубокое понимание сущности “реального социализма” и причин его краха: “Основное заблуждение социализма следует искать в области антропологии. Отдельный человек для него — просто частица, молекула социального организма, так что благо индивидуума полностью подчинено работе социально-экономической машины. Кроме того, социализм утверждает, что блага этого можно достичь, совершенно не считаясь со свободным выбором человека, с той единственной исключительной ответственностью, которая возложена на него” . Однако, как было отмечено в энциклике, “кризис марксизма не освободил мир от несправедливостей и унижений, которые марксизм использовал, которыми он питался” . Нельзя считать, что с провалом “реального социализма” капитализм остается единственной моделью экономической организации. Преимущества экономики, основанной на принципах конкуренции и свободного рынка несомненны. Однако экономические интересы не могут быть превалирующими в обществе и полностью определять поведение человека. В “Центесимус аннус”, как и в “Рерум новарум” дана резкая критика не только социализма, но и капитализма как общества, в котором единственной целью экономической деятельности является получения наибольшей нормы прибыли, и в достижении последней не признаются “ни правила, ни законы” . “Спросим себя снова: нельзя ли сказать, что сейчас, когда коммунизм пал, победа — за капитализмом, и к нему должны стремится страны, пытающиеся восстановить и экономику, и общество? Очевидно, что ответ сложен. Если под “капитализмом” понимать экономическую систему, которая признает важнейшую и положительную роль дела, рынка, частной собственности и вытекающей из этого ответственности за средства производства, а также свободной и творческой деятельности на ниве экономики, тогда ответ, конечно, — “да”. А вот если под “капитализмом” понимать систему, где свобода в экономической сфере не подчинена строгим нормам закона, которые ставили бы ее на службу человеку во всей его полноте..., ответ, конечно, будет “нет” . Согласно социальному учению католической церкви, любое общество не является совершенным, однако оно должно быть достойным вневременной природы человека, созданного по образу и подобию Божьему: “Царство Божие — в мире, но не от мира, и потому бросает свет на устройство человеческого общества, благодать же проникает в него и его животворит” . Но это не означает устранения католической церкви от решения современных проблем. Папа отмечает: “Сегодня более чем когда-либо Церковь понимает, что ее социальному учению станут доверять по делам, а затем уже в силу его последовательности и внутренней логики” . В энциклике дана положительная характеристика обществам, основанным на принципах социал-демократии: “Некоторые страны старались восстановить на развалинах войны демократическое общество, руководствующееся социальной справедливостью, и лишить коммунизм того революционного потенциала, который представляет множество угнетаемых и подавляемых людей. Усилия эти, в общем, направлены на то, чтобы охранить механизмы свободного рынка, обеспечивая через устойчивость валюты и гармонию общественных отношений условия для ровного и здорового экономического роста, при котором люди, трудясь, могли бы обеспечить лучшее будущее для себя и своих детей. В то же время стараются не допустить такого положения, при котором рыночные механизмы стали бы единственным регулятором общественной жизни, и поставить их под контроль общества, что связано с принципом всеобщего назначения материальных благ. Тем самым изобилие рабочих мест, надежная система социальных страхования и профессиональной подготовки, свобода объединений и деятельные профсоюзы, материальное обеспечение потерявшим работу, возможность учавствовать в жизни общества на демократических началах — все это должно привести к тому, что труд уже не будет товаром и обретет достоинство” . В своей энциклике папа повторил положение пастырской конституции “Радость и надежда” о том, что “церковь ценит демократическую систему в той мере, в какой система эта обеспечивает гражданам право политического выбора, гарантирует им возможность избирать и контролировать правителей или, если понадобится, менять их мирным путем” . Отмечая опасность распространяющегося в Европе духовного релятивизма, папа говорит о том, что существуют истины, которые не зависят от большинства голосов, и сама демократия, чтобы быть таковой, должна базироваться на безусловных ценностях: “Надо заметить в связи с этим, что если вообще нет окончательной истины, которая руководила бы политической деятельностью, очень легко манипулировать идеями и убеждениями в интересах власти. История показывает, что демократия без прочных ценностей скатывается к открытому или слегка прикрытому тоталитаризму” . Современное состояние нашего общества является переходным. В работе “Открытое общество и его враги” один из крупнейших философов ХХ века Карл Поппер писал: “Марксизм выступает только как эпизод, как одна из многих ошибок, сделанных нами в непрерывной и опасной борьбе за лучший и более свободный мир . В нашем обществе эта ошибка не изжита, и мы во многом все еще советские люди. Очень актуальным, на мой взгляд, для нас является образ исхода евреев из Египта, которые сорок лет странствовали по пустыне, чтобы в Святую Землю не вошел никто с душой раба. Одним из последствий “реального социализма” в нашей стране является антропологический кризис, вызванный разрушением вневременного измерения человека. ЛИТЕРАТУРА 1. Булгаков С.Н. Карл Маркс как религиозный тип //Сочинения в двух томах. Т. 2. М., 1993, С. 240-272. 2. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма //Избранные произведения. М., 1990. 3. Второй Ватиканский собор. Конституции, Декреты, Декларации. Брюссель, 1992. 4.Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии //Соч., Т. 4, С.419-459. 5. Маркс К. Тезисы о Фейербахе //Соч., Т. 3, С. 1-4. 6. Михейчиков Л. Электорат: любит – не любит, к сердцу прижмет...//Абажур, 2001, № 3-4, С. 39-40. 7. Поппер. К. Открытое общество и его враги. Т. 1, М., 1992. 8. Рерум новарум //100 лет социального христианского учения. М. 1991, С. 6-24. 9. Сен-Симон А. де Новое христианство //Утопический социализм: Хрестоматия. М., 1982, С. 235-236. 10. Фурье Ш. Новый хозяйственный и социетарный мир //Утопический социализм: Хрестоматия. М., 1982, С. 261-294. 11. Хайек Ф. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализмаю М., 1992. 12. Центесимус аннус //100 лет социального христианского учения. М. 1991, С.25-64.


В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by