Error: Incorrect password!
ОТ КОНСТАНТИНОПОЛЯ ДО МЕДОНА 1921-2001
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции / VII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения. 2001 г.

Рене Марешаль
Центр русских исследований Св. Георгия

ОТ КОНСТАНТИНОПОЛЯ ДО МЕДОНА 1921-2001

В воскресенье 13 мая этого года в читальном зале Библиотеки Медонского Центра русских исследований Св. Георгия, состоялось юбилейное собрание выпускников Интерната Св. Георгия, отмечающее 80-тилетие со дня его создания в Константинополе. После окончания гражданской войны на юге России, многочисленные русские беженцы эвакуировались в турецкую столицу. В это самое время в Константинополе находились трое посланных с миссией на Кавказ отцов-иезуитов, которых политическая ситуация задержала в Турции. Один из них, о. Луи Бэль, француз из г. Лиона, тронутый бедственным положением русских беженцев, в особенности мальчиков, бродящих по улицам столицы, основал в апреле 1921 года «Комитет обучения русских детей». Не зная русского языка, о. Бэль обратился к Александру Сипягину, бывшему депутату Третьей Думы, ставшему католическим священником после трагической гибели жены и детей. Именно он стал основателем и руководителем интерната для русских мальчиков, который открыл свои ворота в октябре того же 1921 года. Интернат разместился в бывшей школе им. Святого Георгия Австрийских Лазаристов и до сих пор остается под покровительстом Великомученика. В эти трудные дни русские беженцы жили в надежде на скорое возвращение на родину. О. Бэль и его сотрудники делали все, чтобы мальчики, с одной стороны, оставались полноценными русскими, верными своему языку, своей культуре, своей православной вере, а, с другой стороны, чтобы они получили хорошее образование. Спустя немного лет Интернату пришлось покинуть Турцию. В 1922 году войска Мустафы Кемаля подступили к городу, и русские стали искать возможности уехать на Запад. Интернат Св. Георгия нашел убежище в г. Намюр (в Бельгии), где он просуществовал до второй мировой войны. Тогда в нем насчитывалось всего 60 учеников, родители которых устроились в разных странах Западной Евпропы. После нападения немецких войск на Бельгию, священник Виктор Рихтер с мальчиками, родители которых жили во Франции, отправился пешком в эту страну. В Париже Интернат получил возможность разместиться в доме, принадлежащем отцам-иезуитам. Ученики ходили учиться в школы, расположенные поблизости. Но по мере того, как школьников становилось все больше и больше, помещение, в котором жили дети стало недостаточным, и пришлось Интернату еще раз эмигрировать и поселиться в Медоне, под Парижем. Больше двадцати лет полнокровно текла жизнь этого уникального русского уголка за рубежом. У входа в "Огород Дофина" — таково название парка, в котором расположен Интернат — маленькая церковь с куполом. Интерьер полностью расписан фресками в русском традиционном стиле. На иконостасе чередуются иконы мастеров русской эмиграции, таких, как Леонид Успенский, и те, которые написал о. Игорь Зендлер, немецкий иезуит. В этом храме молились поколения русских мальчиков. И, как сказал мне однажды православный священник о. Михаил Осоргин, выпускник Интерната: "Когда мои друзья спрашивают меня, почему я стал священником, я отвечаю: потому что воспитывался у иезуитов". Большое значение придавали в Сэн-Жорже постоянной русской разговорной практике. В столовой висела большая надпись: "Ты русский — говори по-русски". Все бывшие ученики помнят до сих пор такой обычай: если за столом слышали, что какой-то мальчик говорит по-французски или употребляет французское слово, ему давали некий "тюбик". После этого уже проштрафившийся внимательно следил, не поймает ли он кого-нибудь из своих товарищей на таком же проступке. Тогда он передавал ему тюбику, и горе тому, у кого в руке окажется тюбик в конце обеда. Его ожидает строгий щтраф. Теперь слово "тюбик" стало названием бюллетеня союза выпускников интерната. В самом интернате давали уроки русской истории, географии. Раз в неделю репетировал оркестр балалаек, пели в хоре, танцевали, и все это оказывало сильное влияние на весь домашний быт. Но раз судьба бросила этих мальчиков на чужбину, очень важно было, чтоб они продвигались также и во французском языке, и в разных школьных предметах их новой родины. Очень многие из них благополучно прошли учебу и хорошо устроились во Франции. В послевоенные годы русский язык пользовался большим успехом во французских университетах. Но студентам и преподавателям трудно было практиковаться в нем. В конце сороковых годов возникла идея организовать летние семинары по изучению русского языка в Сэн-Жорже. Мальчики проводили каникулы у родителей или в лагере, организованном для них отцами-иезуитами в Шалэ Д’Арбон на берегу Женевского озера. В Медоне интернат в эти месяцы пустовал, и там стали собираться на несколько недель студенты, дипломаты, военные, журналисты, а также и университетские преподаватели. Руководил этим семинаром о. Алексей Стричек со своими русскими сотрудниками: Юрием Николаевичем Маклаковым, Георгием Демидовым, Алексеем Синани. По вечерам выступали известные актеры Греч и Павлов, пели старые народные песни: “Славное море, священный Байкал”, “Алаверды”, “Метелица”, слушали воспоминания о. Дмитрия Кузьмина-Караваева. Для тех студентов, которым удалось участвовать в этих семинарах, русский стал живым языком. В конце 60-ых годов стало ясно, что школа для русских мальчиков больше не оправдывает себя, поскольку русская эмиграция полностью офранцузилась. Тогда интернат стал «Центром по изучению русского языка и культуры им. Святого Геория». В 1974 г. открылись четырехмесячные курсы, для изучающих русский язык студентов из разных европейских вузов. Преимущество этих семинаров состояло в том, что занятия проходили в маленьких группах из пяти-шести студентов и проводились исключительно носителями русского языка — русскими разных поколений, от ветеранов второй волны эмиграции, таких, как Николай Иванович Гоголев, до представителей третьей волны, таких как Галина Викторовна Некрасова, Лев Борисович Круглый, известный киноактер, с женой Наталией Владимировной Энке, Ирина Борисовна Баскина и много других. И во внеурочное время от участников семинаров требовалось, чтоб они говорили только по-русски, так что студенты проводили четыре месяца в полном языковом погружении. Летом под руководством о. Андрея Cтерпена организовывались короткие курсы такого же типа для французских старшеклассников, в том же Шалэ д’Арбон, в котором раньше проводились летние лагеря для наших русских мальчиков. К этому времени некоторые из них уже в свою очередь стали руководителями групп французских ребят. В августе 91-го года, после краха неудачного путча против Михаила Горбачева, вдруг открылся путь в Советский Союз для иностранных студентов, и в конце следующего учебного года мы прекратили деятельность Центра как учебного заведения. Вот уже много лет в Сэн-Жорже работает иконописная мастерская под руководством о. Игоря. В течение года, пять раз в неделю чередуются в мастерской группы учеников и пишут иконы не спеша, под звуки духовной музыки, чаще всего литургических русских песнопений. Несколько раз в году проходят семинары — то для начинающх, то для более продвинутых. Тщательно соблюдаются правила традиционного иконописания. О. Игорь написал замечательную книгу «Икона — образ Невидимого», в которой излагаются разные аспекты этого исскуства: история становления иконы, техника ее письма, богословское осмысление, интерпретация, и т.д. . Книга стала классикой и для учеников необходимым пособием. Надо сказать, что во Франции русская икона пользуется большим почитанием. Этот факт объясняется отчасти тем, что сегодня относятся с известным отвращением к религиозным изображениям, написанным в слащавом стиле «Сэн-Сюльпис». В середине 20-го века наступила эра своего рода радикального «иконоборчества», в результате чего исчезли в широком масштабе всякие религиозные изображения, статуи, картины. Католические храмы приобрели новый вид, стала доминировать фактически чистая пустота. Именно в это время католики открыли для себя русскую икону. Появлялись богато иллюстрированные книги, стали проводиться выставки. Сегодня нет во Франции ни одного монастыря, ни одного приходского храма, в котором не было хотя бы одной хорошей копии, либо Троицы Андрея Рублева, либо Владимирской Богоматери. В этом отношении иконописная деятельность Центра вносит свою лепту в дело взаимопонимания христиан Запада и Востока.

Не менее важным в этой области представляется нам издание журнала “Символ”, начатое в 1978 г. . Первоначальная идея русского журнала религиозной культуры сформировалась в Москве в 1969 году. О. Алексей Стричек, из медонской общины, готовил свою докторскую диссертацию о Денисе Фонвизине и занимался в разных московских библиотеках. Он вошел в контакт с одним неофициальным семинаром, близким к о. Александру Меню, в котором друзья занимались изучением официально не признанных авторов, русских или иностранных, таких, как В. Соловьев или Ж. Маритэн. Писали статьи, эссе, рецензии. Печатали на машинке, распространяли в Самиздате. В разговорах с о. Алексеем постепенно рисовался план издания нового журнала заграницей в связи с поисками и желаниями московских редакторов. В это время в Брюсселе уже печатались книги о. Александра под разными псевдонимами. Вполне естественно парижская редакция обратилась к издательству «Жизнь с Богом», и таким образом в 1971 вышел первый, очень скромный выпуск журнала “Логос”, в подготовке которого брюссельское издательство приняло активное участие. Несколько лет спустя эмигрировал во Францию Михаил Аксенов-Меерсон, один из инициаторов журнала, и с ним медонские отцы взялись за существенное преображение профиля издания. В июле 1979 года вышeл первый номер журнала “Символ”. Если определить ведущую цель журнала, то лучше всего сослаться на четвертую страницу обложки, на которой из номера в номер воспроизводим следующие строки: «Слово СИМВОЛ происходит от греческого sumballо, что значит составляю, соединяю. В Древней Греции существовал такой обычай: друзья, расставаясь, брали какой-нибудь предмет (глиняную лампадку, статуэтку или навощённую дощечку с какой-нибудь надписью) и разламывали его пополам. По прошествии многих лет эти друзья или же их потомки узнавали друг друга убедившись, что обе части соединяются и образуют единое целое — символ». Невозможно определить “Символ” как экуменический журнал, поскольку вопросы, касающиеся единства и разделения между учениками Христа, так же как и восстановления единства христианских Церквей, не представляют собой исключительной проблематики наших публикаций. Мы всегда стремимся дать слово обоим великим голосам Востока и Запада, так что нередко разностороннему рассмотрению одной темы бывает посвящен отдельный номер журнала. Такой подход дает возможность увидеть, насколько, несмотря на различия в своих подходах, православие и католичество оказываются на сходных путях, ведущих к единой истине. Мы стремимся, чтобы неизбежные различия в провозвестии единой спасительной вести воспринимались нашими читателями не как противоречия, а как дополняющие друг друга богатства. Для большинства наших православных читателей мы открыли неизвестные им подходы к реальности мысли, опыта и религиозной жизни Запада. С другой стороны, мы предоставили им доступ к хранящимся в архивах Славянской библиотеки сочинениям русских авторов, до сих пор остававшимися неизданными. Письма читателей, которые редакция стала получать с начала своей публикационной деятельности, утвердили нас в оправданности такого подхода. Но эти письма оставались редкими, поскольку трудно было распространять журнал в СССР, равно как и русскому читателю обращаться оттуда с письмами во французскую редакцию. Но пришел день, и границы открылись. С тех пор встречи и в России, и в Медоне, с нашими нынешними и потенциальными читателями убеждают нас в необходимости продолжать дело, начатое более двадцати лет тому назад. С течением времени выяснилось также, что некоторые номера журнала представляли собой как для студентов, так и для преподавателей подлинные источники нового знания в те не столь далекие от нас годы, когда доступ к религиозной литературе был практически закрыт. Сегодня в Славянской библиотеке мы принимаем посетителей, которые работают с фондами, собранными прежде всего ее основателями, затем, с течением времени, обогащавшимися в соответствии с учебными задачами Интерната Святого Георгия, академическими запросами Центра русских исследований и просьбами сегодняшних читателей. Так продолжает прокладывать себе путь дело, которое, в конечном счете, явилось не столько результатом заранее просчитанной стратегии, но каждый раз ответом, в меру ограниченных возможностей, которыми располагал Святой Георгий, на новые запросы, которые, как мы видели, шли из России.




В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by