Error: Incorrect password!
ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИИ ПРЕПОДАВАНИЯ ИСТОРИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРАВОВЫХ УЧЕНИЙ
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции/ VII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения. 2001 г.
0 / 0 14px">Калинин С. А.
Белорусский государственный университет (Минск)

ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИИ ПРЕПОДАВАНИЯ ИСТОРИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРАВОВЫХ УЧЕНИЙ

Построение в Республике Беларусь национального государства актуализирует про-блему формирования и закрепления государственной идеологии как определенной систе-мы воззрений, ценностей, отражающей самоидентификацию населения, проживающего на определенной территории, определяющей направления деятельности государственных и общественных институтов. Государственная идеология представляет собой совокупность социальных притязаний и установок, выраженных в достаточно стройной теории или идеологеме, и включает различные формы общественного сознания. Устойчивость идео-логии основывается на лояльности к ней населения либо на насильственном насаждении ее путем государственного принуждения. Таким образом, любая идеология, получив офи-циальное признание, закрепляется и культивируется, в том числе путем образования и воспитания. Способность государственной идеологии ответить на злободневные вопросы может определить историческую судьбу державы. Так, раздел Речи Посполитой во мно-гом был вызван отсутствием по ряду объективных и субъективных причин официальной теории мирного и равноправного сосуществования христианских конфессий, выступаю-щей контридеологией доктрине “Москва — третий Рим”. В настоящее время конституционно в качестве новой идеологии закреплены док-трины правового государства, прав человека, отношение значительной части населения к которым характеризуется как “правовой нигилизм”, что вызвано определенным противо-речием между положениями указанных доктрин и национальным социальным сознанием, которое не рассматривает право в качестве универсальной категории. Употребление кате-гории “права человека” (в том числе в международных отношениях) обычно сводится к констатации соответствия или несоответствия этим правам какого-либо события или дей-ствия. Отметим, что концепция прав человека как часть концепции естественного права и права справедливости более свойственна общему праву. Республика Беларусь же истори-чески принадлежит к романо-германской правовой семье, то есть необдуманное заимство-вание идей и правовых институтов иных правовых семей может привести неиспользова-нию таких норм либо возможному нанесению ущерба отдельным сторонам общественной жизни. Правовая идеология как составляющая государственной идеологии характеризует отношение общества к праву и формируется в том числе в рамках курсов “История поли-тических и правовых учений” и "Гісторыя палітычнай і прававой думкі Беларусі". Способ изложения и подачи материала в этих курсах позволяет корректировать отношение юри-дического корпуса к способам решения актуальных социально-правовых проблем. Исто-рия политических и правовых учений как наука в значительной степени политизирована и идеологизирована, так как при характеристике доктрин, подборе персоналий теоретически обосновывается определенная линия эволюции учений, получающая логическое заверше-ние в идеологии данного строя или социальной группы. Немаловажным также является возникновение каждого нового правового учения путем интерпретации доказательствен-ной базы, заимствования категорий, положений, методов существующего либо противо-стоящего, что ведет к определенной квазилинейной эволюции взглядов, разрабатываемых применительно к различным социальным условиям. При этом направленность и акценты эволюции зависят от мировоззрения, лежащего в основе методологии подбора и характе-ристики всего комплекса учений. Так, в СССР все изучалось через призму классовой борьбы и диктатуры пролетариата, в постсоветский период — через призму прав человека и правового государства. Традиционно история политических и правовых учений использует формационный и цивилизационный подходы к освещению эволюции доктрин. Формационный подход рассматривает учения на основе типа социально-экономических отношений (рабовладель-ческий, феодальный, капиталистический, цивилизационный) на основе их принадлежно-сти к единому мировоззренческому пространству. Современное изложение истории поли-тических и правовых учений представляет собой преломление двух данных подходов к истории католико-протестантского мира применительно к борьбе за власть против като-лицизма и монархизма в частности, а также религии и традиционализма вообще. Таким образом, политико-правовая история православных государств выпадает из контекста и рассматривается как отклонение от “магистрального” пути развития правовой мысли, что имело место, в частности, в России. Отметим, что традиционная подача материала излага-ет западноевропейское видение эволюции права без учета национальных, религиозных, культурных и иных особенностей незападноевропейских государств. Для Западной Европы и Северной Америки как единого цивилизационного про-странства свойственно диалектическое противопоставление права как формы, то есть внешнего качества, наличие которого позволяет считать норму правом, либо как содержа-ния, то есть конкретного правила поведения, которое нуждается в формальном закрепле-нии. При согласии общества с законодательством правомерность доказывается выражени-ем нормы в определенной форме, что свойственно доктрине позитивизма; при несогласии указывается на несоответствие содержания некому абсолютному надправовому критерию (Бог, справедливость, права человека и т. д.), что свойственно концепции естественного права. Следовательно, получение социальной группой теоретического обоснования своих притязаний на власть, а также на их законодательное закрепление после прихода к власти вело к утверждению о максимальном отражении законодательством естественного права и к отказу от использования последнего. Таким образом, замена доктрины марксизма-ленинизма теориями правового госу-дарства и прав человека обуславливают особую актуальность изучения процесса эволю-ции права для выявления степени соответствия указанных доктрин основным принципам национальной правовой системы. Это может быть достигнуто введением качественно но-вого критерия отбора, изложения и трактовки правовых учений, который должен позво-лить рассматривать их с позиции религиозных и культурных особенностей Беларуси. Сле-дует учитывать, что традиционное (протестантское, антропоцентрическое) рассмотрение концепции прав человека как общепризнанной не воспринимается рядом мировых регио-нов, которые настаивают на учете местных, в первую очередь, религиозных и культурных традиций. Разработка такого критерия и целесообразность пересмотра методологии пре-подавания с указанных позиций обусловлена также необходимостью скорейшего преодо-ления зависимости Республики Беларусь от российской и переводной литературы, даю-щей прозападные и пророссийские трактовки права. По сути, практически все учения до XVII-XVIII веков в Христианском мире пред-ставляли собой интерпретацию Священного Писания и Предания применительно к совре-менному моменту. Термин “права и свободы человека” появился в правовой мысли в эпо-ху распада феодализма в Западной Европе, когда третье сословие (буржуазия) начинает претендовать на управление государством. Однако в свете господствующего Христиан-ского (католического) правопонимания, когда всякая власть происходит от Бога, любая попытка смены общественного строя есть мятеж. Позднее буржуазия, не оспаривая Боже-ственную сущность власти, но более вольно трактуя ряд Библейских тезисов при отказе от Священного Предания, сделала вывод о создании государства для представления интере-сов всех людей, изначально имеющих неотчуждаемые и равные права. Введение этой ка-тегории в научный оборот позволило обосновать тезис, что нарушение монархом, правя-щим в данное время, этих права дает возможность потерпевшим для их защиты, в том числе путем изменения общественного строя. Это и было обосновано Декларацией о неза-висимости США 1776 года, документами Великой Французской буржуазной революции 1789 года. Следовательно, категория “права человека” во многом выступает способом оцен-ки несоответствия действующего государственного и общественного строя, законодатель-ства сложившимся в ряде социальных групп убеждениям, которая не носит собственно юридического характера, что подтверждается взаимной сменой теорий естественного пра-ва и позитивизма. Так осуждение фашистского права на Нюрнбергском процессе привело к “возрождению” естественного права, основные положения которого были закреплены в международных договорах и, в частности, во Всеобщей Декларации прав человека, вы-ступающей “задачей, к выполнению которой должны стремится все народы и все государ-ства”. Следует учитывать, что права человека в настоящее время в основном применяются в международных отношениях, когда наиболее развитые государства и международные организации придают своим правовым эталонам статус международных и общечеловече-ских. Так США крайне редко ратифицирует международные акты, касающиеся данной проблемы, мотивируя существующей защитой прав в национальном законодательстве. Современная теория прав человека по сути есть интерпретация ряда положений Христианства по поводу абсолютной ценности человека, то есть это атеистическое вос-приятие свободы выбора как основной характеристики человека, благодаря которой он является образом и подобием Бога. Абсолютная ценность индивидуального человека для Бога приводит к тому, что Сын Божий воплотился, распялся и воскрес “нас ради и нашего ради спасения”. Благодаря данному качеству человек может свободно любить Бога, а мо-жет свободно от Него отказаться. Такой реализованный отказ от Христа и, как следствие, от признания поврежденности в результате грехопадения человеческой природы обусло-вили абсолютизацию индивидуального человека как существа, имеющего только права (по сути присвоение греховным сознанием состояния Адама до грехопадения, когда по-следний был один, был поставлен владыкой над землею (Быт. 1:26)). Также и теория об-щественного договора есть парафраз концепции Завета, по которой индивидуальные лю-ди, бывшие почему-то в “золотом” веке, решили создать государство и передать кому-либо власть. Именно христианская основа белорусской ментальности и государственности, имеющей тяжелый опыт политического противостояния католиков и православных обу-славливает необходимость более глубокого изучения политико-правовых доктрин христи-анских конфессий. Таким образом, преподавание истории политических и правовых уче-ний в Республике Беларусь целесообразно осуществлять на основе рассмотрения всех правовых доктрин через призму Православия, которое во многом определяет сущностную основу белорусского менталитета. Это позволит выстроить четкий национально коррект-ный согласующийся со всемирно-историческим вектор эволюции правовых учений. Особенностью традиционного преподавания истории является предположение о линейном прогрессе в эволюции учений, что фактически было принято только в период ранних буржуазных революций, когда буржуазия, приходя к власти незаконным с фор-мальной точки зрения способом, обосновывала это стремлением изжить “устаревшие” формы правления, в том числе, называя свою историю “новой” в противовес истории тем-ных (средних) веков. Христианство также имеет свою, но противоположную линейность, согласно которой мировая история есть регресс от грехопадения до Страшного суда, когда по причине умножения беззаконий охладеет любовь (Мф. 24:12), а человечество добро-вольно откажется от Христа (Лк. 14:15-24). Таким образом, Христианство фактически единственное мировоззрение, которое прямо указывает на свое историческое поражение, что позволяет ему объяснять возникновение иных, в том числе глубоко антихристианских доктрин. При использовании данного метода важнейшей вехой на линии исторического пути человечества является Рождество Христово. Следовательно, учения, возникшие до Рождества Христова, целесообразно рассматривать через призму Ветхого Завета, а воз-никшие после — через призму Нового, что актуализирует рассмотрение политико-правовой идеологии Древнего Израиля, его христианской и талмудической трактовок, по-литико-правовой мысли Западной Европы и Византии, опосредованных Христианством. Вышеназванная корректировка методологии преподавания позволяет проследить на протяжении всего курса развитие социальных отношений от точки “альфа” (Сотворе-ние Мира) до точки “омега” (Второе пришествие), рассмотрев замысел Творца, цели соз-дания человека и пути Бога по спасению человечества. Через изучение Византии будет освещена линия развития именно Православной правовой мысли, которая не разделяла так глубоко и не противопоставляла (в отличие от Католицизма) религию и право, оцени-вая любое нарушение термином “грех”. Таким образом, данная методология позволяет, рассматривая политико-правовую историю Христианского мира, вывести две борющиеся ветви развития: Западную, по сути изучаемую сейчас, в которой Католичество не смогло христианизировать римское языческое право, но использовало его автономно для дости-жения своих, в первую очередь, политических целей, что в последующем и обусловило замену Христианства как религии гражданской религией прав человека; и Восточную, практически не изучаемую и незаслуженно забытую, в которой Православие смогло “за-квасить” языческую сущность государства и права, синтезировав в себе все явления соци-альной жизни. При рассмотрении политико-правовых учений Древнего Востока, в которую вклю-чается Ветхозаветный Израиль, следует отметить, что религия и право в данный период не разделяются, а рассматриваются в качестве одного целого. Таким образом, выделять пра-во из системы социальных регуляторов в данный период некорректно из-за достаточной условности границ между правом и религией, так как нормы, регулирующие отношения, которые сейчас включаются в предмет правового регулирования, вытекали из сущности религии (Синайский Завет, законы Ману). Однако на современном этапе религиозная оп-ределяющая сущности данной модели регулирования отношений обычно не учитывается, что не позволяет дать качественное и корректное представление о природе и сущности ряда социально-правовых явлений. Следовательно, освещение соотношения религии и права целесообразно проводить отказавшись от современного рассмотрения указанных категорий как двух отдельных социальных норм, так как данный тезис верен только для определенного исторического периода и определенных народов. На наш взгляд, право яв-ляется социальным регулятором, который опосредует только определенные наиболее важные общественные отношения в сфере управления обществом, экономики, социальной жизни на основе доминирующего религиозного или квазирелигиозного мировоззрения. Религия как универсальный и абсолютный регулятор опосредует социальную жизнь ве-рующего через призму личных отношений с Богом, насаждая модель религиозно допус-каемого и предписываемого поведения в социальной сфере. Таким образом, одной из це-лей курса истории политических и правовых учений может быть уяснение вопроса о вре-мени и причинах разделения религии и права в Западной Европе на два зачастую проти-вопоставляемых регулятора, что обуславливает необходимость корректировки методоло-гии преподавания в контексте богословско-правового обоснования в определенные пе-риоды социально-экономических притязаний с позиций Православия, что будет способст-вовать формированию христиански обусловленной национальной государственной идео-логии и стимулировать положительное решение ряда наиболее актуальных современных политико-правовых проблем.



В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by