Error: Incorrect password!
М.П.ПОГОДИН. СЛАВЯНСКАЯ ИДЕЯ (к 200-летию со дня рождения)
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции / VII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения. 2001 г.

Качалов Игорь Леонидович
кандидат исторических наук доцент кафедры истории Беларуси Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники (Минск)

М.П.ПОГОДИН. СЛАВЯНСКАЯ ИДЕЯ (к 200-летию со дня рождения)

23 ноября 2000 г. исполнилось 200 лет со дня рождения выдающегося русского историка, писателя и журналиста ХIХ в. Михаила Петровича Погодина. Автор искренне надеялся, что это событие будет отмечаться не только в научных кругах, но и станет прекрасным поводом для широкого обсуждения столь актуальных для нашего современного общества проблем, как сохранение национальных традиций, защита национальных интересов, воспитание молодого поколения в духе преданности своей Родине. Именно этим целям и посвятил всю свою сознательную жизнь М.П.Погодин. Однако юбилей М.П.Погодина прошел практически не замеченным не только широкой общественностью, но и специалистами-исследователями. Возможно, Читатель найдет некоторое объяснение этому печальному факту в настоящей статье, которую автор рассматривает как свой скромный вклад в сохранение доброй памяти о М.П.Погодине.

В условиях, когда славянские народы и государства раздираются сложными социальноэкономическими и политическими противоречиями, изменяются границы, ведутся кровавые войны, не утихают религиозные конфликты, обсуждение вопроса о “славянской идее” может показаться бессмысленным и бесперспективным. И, тем не менее, “славянская идея” — это факт объективный. Идеи славянской взаимности и культурной общности, проекты федераций и конфедераций славянских народов существовали, существуют и будут существовать до тех пор, пока славяне ощущают свое национально-культурное своеобразие и отличие от других народов. Считается, что "славянская идея" или иначе "панславизм" как идеология сформировалась в России в связи с поражением в Крымской войне и под влиянием подавления Польского восстания 1863-1864 гг.. Однако слово "панславизм" появилось несколько раньше, в начале 1840-х гг., и не как самоназвание, а как пропагандистский термин, который, разумеется в негативном значении, использовали правящие круги Венгрии и Германии в политической и идеологической борьбе с национальным движением славянских народов. Негативный оттенок в определении панславизма до сих пор сохранился в западной (романо-германской) политической и даже научной литературе. Данное обстоятельство, а также те сложные и противоречивые процессы, которые происходят сейчас в мире, делают задачу исследования генезиса и эволюции "славянской идеи" своевременной и актуальной. Обращаясь к проблеме генезиса славянской идеи, нельзя не вспомнить имя русского историка, писателя и журналиста ХIХ в. М.П.Погодина. Хорошо известно, что в 50-70-е гг. он был активным участником панславистского движения, хотя и не входил в число его лидеров. Признанными теоретиками панславизма в эти годы были Н.Я.Данилевский, Н.Н.Страхов, А.И.Кошелев. Гораздо больший научный интерес представляет деятельность М.П.Погодина в 30-40-е гг., когда национальное движение славянских народов Западной Европы только начинало формировать свои идейные принципы. Прежде всего, хотелось бы обратить внимание на три письма М.П.Погодина. Первое было написано в 1838 г. специально для наследника российского престола, будущего императора Александра II. Два других (1839 и 1842 гг.) предназначались министру народного просвещения С.С.Уварову. Эти документы интересны сразу по нескольким причинам. Во-первых, они появились именно в то время, когда в Западной Европе в политический оборот вводится термин "панславизм", но те же самые события трактуются с другой, "славянской" стороны. Во-вторых, письма М.П.Погодина носили тогда конфиденциальный характер , в силу чего автор мог откровенно высказывать свои мысли, давать оценки и вносить предложения. В третьих, судьба сделанных М.П.Погоиным предложений позволяет судить о господствовавшем тогда мнении и отношении к славянскому вопросу в правительственных кругах России. Высказывания М.П.Погодина конечно не лишены эмоциональности и тенденциозности, что впоследствии признавал и сам автор . Но, на наш взгляд, неприкрытая тенденциозность источника лишь помогает в исследовании такого явления, как идеология. В письме 1838 г. Великому князю Александру Николаевичу, которое М.П.Погодин озаглавил "О России вообще, и в отношении к славянам в Европе", представлены, прежде всего, концептуальные взгляды автора на всемирный исторический процесс и на роль в нем народов Европы . В основе этих взглядов — широко распространенное тогда убеждение, что каждый народ согласно предначертанной свыше очередности выходит "служить свою службу человечеству". Давая оценку прошлому, настоящему и будущему всех западноевропейских государств, признавая их заслуги перед человечеством, М.П.Погодин утверждал, "что они отжили свой век, или по крайней мере истратили свои лучшие силы, то есть, что они не произведут уже ничего выше представленного ими в чем бы то ни было: в религии, в законе, в науке, в искусстве". Но полного развития человечества еще не произошло. По мысли М.П.Погодина, для стран Западной Европы характерна не только односторонность — "в Германии преобладала и преобладает везде идея...; в Италии — чувство; во Франции — общественность; в Англии — личность", но и нравственные пороки — "разврат во Франции, леность в Италии, жестокость в Испании, эгоизм в Англии". Будучи человеком глубоко религиозным, М.П.Погодин с возмущением и в то же время с надеждой спрашивает: "Златой телец — деньги, которому поклоняется вся Европа без исключения, неужели есть высший градус нового европейского просвещения, христианского просвещения?... Где же добро святое?". Ответ на эти вопросы для М.П.Погодина очевиден — будущее принадлежит славянам. Именно они "должны выступить теперь на поприще, начать высшую работу для человечества и проявить благороднейшие его силы". Очевидным для М.П.Погодина является и то, что представителем всего славянского мира по праву выступает Россия. Именно она должна сплотить вокруг себя славянские народы и "увенчать развитие человечества". Во время своего путешествия по Европе в 1839 г. М.П.Погодин, по приказанию С.С.Уварова, особое внимание уделял изучению положения славянских народов в западноевропейских государствах . Вернувшись в Москву, он написал и представил министру народного просвещения отчет, в котором наряду с описанием жизни славян, высказал некоторые свои соображения относительно политики России в славянском вопросе . Свое письмо М.П.Погодин начинает с описания численности и расселения славянских народов в Европе. Он подчеркивает, что славяне в целом (вместе с российскими) составляют треть европейского населения. А что касается таких государств, как Австрийская империя и Турция, то славяне в них значительно превосходят по численности другие народы. При этом они совершенно бесправны в политическом, религиозном и культурном отношении. Так, "австрийцы, — пишет М.П.Погодин, — поставили себе непременною целию — вырвать язык из уст славян, затмить им их историю и превратить их в немцев". Подобным образом действует и турецкое правительство. Надо сказать, что свое мнение и оценки текущих событий М.П.Погодин формировал как на основе личных наблюдений, так и из бесед с представителями научной и культурной элиты славянских народов Западной Европы. В 1839 г. историк застал такой момент, когда еще подавляющее большинство европейских славян с надеждой обращали свои взоры к России. "От нее чают они себе спасения... и ждут с нетерпением, когда ударит желанный час. ... Святая Русь, Матица, Москва — любимые их выражения..., — отмечает М.П.Погодин. — Славяне уверены, что русское правительство втайне им благоприятствует, и что только политические обстоятельства мешали ему до сих пор обнаружить яснее свои мысли". Поскольку из славян только русские имеют свое государство, а "все прочие порабощены, угнетены, несчастливы", М.П.Погодин считает, что "священная обязанность, христианский долг повелевает русским пособить своим злополучным единоплеменникам, пособить, сколько позволяют то политические отношения, пособить для религии, для науки, для просвещения, с мирной целию". Вообще М.П.Погодин очень осторожно касается вопросов политических, оставляя их решение правительству, хотя и дает некоторые советы. В частности, он призывает не упустить столь благоприятный момент и сделать все для привлечения славян Западной Европы к России. Меры, которые предлагает М.П.Погодин носят сугубо просветительский характер, но именно они, по его убеждению, способны оказать самое действенное влияние. М.П.Погодин предлагает основать в Одессе, Кишиневе и других пограничных городах училища для болгар и сербов, причем содержать несколько учеников в них за казенный счет. Болгар и сербов, считает он, следует также принимать в российские университеты и в Духовную академию. М.П.Погодин советует российскому правительству подарить сербам избранную библиотеку русских книг, включая церковные, основать в Бухаресте или Кишиневе книжную лавку и продавать там русские книги специально по "самой дешевой цене". М.П.Погодин считает необходимым всеми возможными средствами поддерживать возникающую литературу у русинов. Чехов, моравов и словаков М.П.Погодин называет самыми образованными славянскими племенами и призывает оказать целенаправленную поддержку их ученым и литераторам — Шафарику, Аммерлингу, Ганке, Челаковскому, Прешлу, Палацкому, Юнгману, Коллару. М.П.Погодин называет даже необходимую для этого сумму: 25 тысяч рублей ежегодного пособия хватило бы "с избытком", 10 тысяч — "отчасти". К общим мероприятиям, которые будут способствовать развитию просвещения у славянских народов и подчеркнут их общность, М.П.Погодин относит: "сочинение сравнительной грамматики всех славянских наречий, которою ... покажется всего яснее их сродство"; подготовку общего словаря всех славянских языков; издание славянской хрестоматии (одной "русскими буквами", другой "латинскими"), а также собраний славянских песен и пословиц; написание истории славянских государств и биографий "великих людей славянских"; составление географических и статистических описаний; сбор мифологических преданий, поверий, обычаев; сбор актов, грамот и других исторических источников. Эту работу, по мнению М.П.Погодина, должны возглавить (в том числе и финансировать) Российская Академия, Общества истории и древностей в Москве и Одессе и Археографическая Комиссия. Наконец, М.П.Погодин видит насущную необходимость в издании "Всеславянского журнала", в котором, во-первых, описывались бы научные и литературные события у всех славянских народов, а, во-вторых, печатались бы статьи на всех славянских языках. М.П.Погодин пишет: "В таком журнале обозначилось бы осязательным, так сказать, образом близкое родство всех племен, и племена начали бы сближаться и знакомиться между собою всего удобнее". Этот журнал М.П.Погодин предлагал издавать в Варшаве. Вообще, отношение М.П.Погодина к полякам в этот период заслуживает особого внимания. Оно в корне отличается от позиции русских панславистов 60-70-х гг., которые исключали поляков из славянского мира и причисляли их к "Западу". Хотя М.П.Погодин и называет поляков "самым эксцентрическим племенем", он считает возможным "ужиться с ними отлично". Самый действенный способ здесь, по мысли М.П.Погодина, "покровительство их языку, литературе, истории". Для этого он предлагает ввести преподавание польского языка в Царстве Польском "наравне с русским", так как "мысль уничтожить какой-нибудь язык есть мысль физически невозможная: языка у народа уничтожить также нельзя, как лишить его одного из пяти чувств, данных Богом: язык есть такой же природный, неотъемлемый орган, как и прочие, только драгоценнейший для человека, потому что тесно связан с его разумною душою". Польскую историю М.П.Погодин также считает необходимым преподавать отдельно от всеобщей, поскольку она "беспристрастная, правдивая, подробная, есть самая верная союзница России, которая может принести нам пользы более нескольких крепостей". Подобным образом М.П.Погодин призывает покровительствовать и польской литературе. Кроме пользы чисто просветительской такие меры русского правительства, по мнению М.П.Погодина, окажут благоприятное влияние на другие славянские народы, которые "смотрят на Польшу как на образец русского управления". В своем письме С.С.Уварову 1839 г. М.П.Погодин берет на себя смелость предупредить, что "Россия решительно не имеет доброжелателей между европейскими государствами". Однако он не касается политических аспектов этой проблемы и обращает внимание опять же на сугубо просветительские мероприятия. "Ненависть частных лиц к России, — пишет М.П.Погодин, — происходит преимущественно от незнания, от легковерия, с коими принимаются ими самые нелепые известия, распускаемые злонамеренными людьми. Если бы помещать в иностранных хороших газетах верные известия, умно написанные статьи о России, об ее истории, о гражданских учреждениях..., об исторических отношениях наших к Польше, правах собственности на Волынь, Подолию, Белоруссию, самую Литву, то я уверен, что половина врагов перейдет на нашу сторону”. Надо отметить, что министр народного просвещения с сочувствием и пониманием относился к стремлению М.П.Погодина помочь деятелям славянской культуры. Еще до отъезда М.П.Погодина за границу С.С.Уваров ходатайствовал перед Николаем I о выделении денежной помощи Шафарику и Ганке (по 5 тыс. руб.) и обговаривал способ передачи этих средств через М.П.Погодина . Поэтому неудивительно, что содержание письма-отчета М.П.Погодина произвело на С.С.Уварова благоприятное впечатление. Выписки из него министр представил Николаю I. Тот, в свою очередь, признал отчет М.П.Погодина "очень любопытным" и "пожаловал" ему "единовременно две тысячи рублей" . Однако этим все и ограничилось. Ни одно из предложений М.П.Погодина так и не было реализовано. В 1842 г. М.П.Погодин вновь побывал в Европе и, вернувшись, представил С.С.Уварову второй отчет, который также посвятил описанию положения славян в европейских государствах . С первых же строк М.П.Погодин отмечает, что с 1839 г. в славянских землях "переменилось многое". С одной стороны, усилилось национальное движение славян, с другой — изменились (стали более изощренными) и методы борьбы с этим движением. М.П.Погодин приводит несколько довольно показательных примеров. Так, австрийское правительство для того, чтобы "охладить приверженность галичан к России" старается всячески подчеркнуть отличия жителей Малороссии от великорусов. Для этого оно "нанимает ученых писать диссертации", а также строит планы сделать Вену центром малороссийской литературы и издавать там журнал на малороссийском языке, но "латинскими буквами". "Малороссийский журнал в Вене! Малороссийский журнал латинскими буквами! Вот как действует австрийское правительство", — с возмущением восклицает М.П.Погодин. В своем втором письме С.С.Уварову М.П.Погодин больше внимания обращает на политические моменты славянского вопроса. М.П.Погодин вновь подчеривает, что правительства европейских государств враждебно настроены против России. В таких условиях, по мнению историка, остается одно — Россия должна поддержать славянские народы Европы. Промедление и осторожность ни к чему хорошему не приведут. "Друзья наши говорят, — пишет М.П.Погодин, — что мы осторожность свою простираем слишком далеко и подаем повод врагам действовать против себя, предлог обвинять нас в эгоизме, чем и содействуется исполнение их отдаленных планов". Более того, М.П.Погодин уже заметил изменения в настроении славян: "Несчастные страдальцы готовы принять руку помощи от кого бы то ни было, и от чужих, когда родные отказываются, тем более, что чужие действуют ревностно и употребляют средства обольщения самые действительные, а родные не делают ничего и там, где могут, не нарушая даже приличия". М.П.Погодин предостерегает, что в таком случае "приверженность может обратиться в ненависть". Историк вновь призывает оказать хотя бы помощь деятелям славянской культуры и называет сумму "от 10 до 25 тысяч ежегодно для всего славянского мира". Письмо 1842 г., как и предыдущее, М.П.Погодин просил представить Николаю I. Однако оно так и осталось в министерстве "по слишком резкому несогласию с общим мнением". Действительно, в правительственных кругах России господствовали совершенно иные взгляды на славянский вопрос, и рассчитывать на поддержку было бесполезно. М.П.Погодин, насколько это было возможно, пытался действовать самостоятельно. В издаваемом им журнале "Москвитянин" в начале 40-х гг. периодически появлялись сообщения о событиях, происходящих в культурной жизни славянских народов Европы, высказывались мысли о стремлении славян Австрии и Турции к сближению с Россией. Но даже эти совершенно безобидные действия многим казались непозволительными. В частности, попечитель московского учебного округа граф С.Г.Строганов квалифицировал действия М.П.Погодина как вмешательство в политические вопросы и обвинял издателя "Москвитянина" в пропаганде вредных для России идей. С.С.Уваров, который очень доброжелательно относился к М.П.Погодину и разделял его мысли, пытался защитить ученого. Но и он, в конце концов, был вынужден просить М.П.Погодина воздержаться от публикаций по славянскому вопросу "ради современных политических обстоятельств" . Тем не менее, в оценке "политических обстоятельств" прав оказался именно М.П.Погодин. Дальнейшие события и, прежде всего, Крымская война это отчетливо доказали. Наиболее благоприятный момент для единения славян Европы был упущен. В 1857 г. М.П.Погодин, во многом разочарованный, но не изменивший своих взглядов, писал: "Не скрою, что с молодых лет я был долго отчаянным панславистом, и в начале войны видел исполнение всех своих задушевных мечтаний, — теперь, простуженный или охладелый, наученный опытом, я желаю только, чтоб славяне пользовались гражданскими и человеческими правами, под всеми правлениями, куда поместила их судьба, наравне с прочими европейскими народами, а после, — после, что Бог даст, то и будет" . Опыт М.П.Погодина очень показателен с точки зрения отношения высшего политического руководства России к панславизму. Славянская идея в середине XIX в., как впрочем и в современной России, оставалась и остается прерогативой определенной части общественности и никогда не заявлялась как официальная позиция правительства. Надо признать, что и деятельность правительств других славянских государств в прошлом и особенно в последние годы чаще была направлена на нагнетание противоречий между народами этих стран, чем на поиск общих интересов и объединяющих моментов. Остались неизменными также методы и приемы борьбы со сторонниками славянского единения. Между тем, идеи славянской общности, и здесь М.П.Погодин был абсолютно прав, не имеют существенных шансов реализоваться на практике, даже в своей культурно-просветительской части, без поддержки со стороны государственной власти. В этой связи, создание союзного государства Белоруссии и России, могут рассматриваться современными сторонниками славянской идеи как обнадеживающий фактор — сейчас у Респулики Беларусь и Российской Федерации действительно есть все основания, чтобы стать центром всеславянского движения.

В архиве М.П.Погодина рукописные копии писем С.С.Уварову, сделанные в конце 30-х — начале 40-х гг., имеют гриф "секретно" (См.: РГАЛИ, ф.373, оп.3, д.10.). Письмо Великому князю Александру Николаевичу в свое время до адресата так и не дошло. В открытой печати все эти три письма появились только в 60-70-е гг. 2 См.: Предисловие // Погодин М.П. Сочинения. Т.IV. – М., 1874. С.8. 3 См.: Письмо к государю цесаревичу, великому князю Александру Николаевичу, в 1838 году // Там же. С.1-14. 4 См.: Барсуков Н. Жизнь и труды М.П.Погодина. Кн.5. – СПб., 1892. С.330. 5 См.: Письмо к министру народного просвещения, по возвращении из путешествия по Европе в 1839 году // Погодин М.П. Сочинения. Т.IV. – М., 1874. С.15-45. 6 См.: Барсуков Н. Указ. соч. Кн.5. С.203-204. 7 См.: Там же. С.344-345. 8 См.: Второе донесение министру народного просвещения о путешествии 1842 года, преимущественн в отношении к славянам // Погодин М.П. Сочинения. Т.IV. – М., 1874. С.46-69. 9 См.: Барсуков Н. Указ. соч. Кн.6. – СПб., 1892.С.144-146, 392. 10 Предисловие // Погодин М.П. Сочинения. Т.IV. – М., 1874. С.4.

В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by