Error: Incorrect password!
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ПРОБЛЕМЫ РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ (КОНЕЦ XIX — НАЧАЛО XX ВВ.)
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции / VII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения. 2001 г.

Бендин Александр Юрьевич
кандидат исторических наук заведующий лабораторией церковно-исторических и религиозно-философских исследований факультета теологии Европейского гуманитарного университета

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ПРОБЛЕМЫ РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ (КОНЕЦ XIX — НАЧАЛО XX ВВ.)

Веротерпимость — свобода иноверцам исповедовать веру свою. Веротерпимое государство — государство не стесняющее иноверцев в отправлении обрядов. Церковь рассматривалась светской властью как важный внутригосударственный институт и использовалась как инструмент внутренней политики. Географическое расширение России в XVIII - XIX вв. превратило ее в многоконфессиональное государство, в котором православное население постоянно соприкасалось с другими христианскими конфессиями и нехристианскими религиями. Ввиду этой новой ситуации правительство считало себя вынужденным гарантировать защиту православной веры. Государственные и Церковные меры заключались в охране православной веры от всякого рода оскорблений и наказании подобных деяний в силу как церковных, так и специально для этого изданных государственных постановлений и законов; сюда относятся так же наказания за помехи в совершении богослужений и за оскорбление клириков. … В государственной концепции свободы совести и веры согласованы с интересами Церкви и государства1. Свод законов 1832 г. в 14 и 15 томах упоминает особо тяжкие преступления против религии. После 1906 г. в связи с изданием так называемых указов о веротерпимости оба тома были пересмотрены; некоторые из деяний, например, переход в другую христианскую конфессию, были изъяты из государственной юрисдикции. До конца синодального периода строго карались все виды богохульства и святотатства, независимо от того, содеяны они были против господствующей православной Церкви, или против иной христианской конфессии, или даже против магометанской религии. Регламентация религиозной жизни государственными законами, особенно в XIX и начале XX вв., многими воспринималась как проявление религиозной нетерпимости и принуждения, которым противопоставляли требования свободы совести. Но государственные меры по охране чистоты веры в народе были логическим, часто даже неизбежным, следствием государственной церковности2. При императоре Николае I (19 ноября 1825 г . - 18 февраля 1855 г.) в 1832 г. был создан Свод законов Российской империи. Свод имел большое юридическое и практическое значение и для Русской Православной Церкви. Он узаконил установившиеся отношения между государством и Церковью. Статья 40-ая I-го тома Свода объявляет Восточно-православную Церковь господствующей Церковью в Российской империи. Церковное управление выделялось из общего комплекса государственного управления как особый институт, получавший свое законное основание. В различных томах Свода фиксировались права и обязанности духовенства, которое рассматривалось как особое сословие. В статье 42 I-го тома Свода говорилось: «Император яко христианский государь есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния . От 23 апреля 1906 г. статья 7 определяет: «Государь император осуществляет законодательную власть в единении с Государственным советом и Государственной думою». Статьи 63-65 Основных законов об отношении императорской власти к Церкви не затронули прежних установлений на этот счет, несмотря на перемены в государственно-правовой структуре Российской империи, которая с 23 апреля 1906 г. являлась конституционно ограниченной монархией . Манифест от 26-го февраля 1903 г. имел принципиальное значение для Церкви. В нем провозглашалась воля императора «укрепить неуклонное соблюдение властями, с делами веры соприкасающимися, заветов веротерпимости, начертанных в Основных законах империи Российской, которые, благоговейно почитая православную Церковь первенствующей и господствующей, представляют всем подданным Нашим инославных и иноверных исповеданий свободное отправление их веры и богослужение по обрядам оной. Продолжать деятельное проведение в жизнь мероприятий, направленных к улучшению имущественного положения православного сельского духовенства, усугубляя плодотворное участие священнослужителей в духовной и общественной жизни их паствы» . Как отметила даже оппозиционная печать, это слово впервые появилось в императорском манифесте. Государю всегда была свойственна религиозная терпимость, и он уже не раз, хотя и менее открыто, выражал свою волю в этом отношении . 12 декабря 1904 г. вышел высочайший указ председателю комитета министров Об усовершенствовании государственного порядка, в котором министрам предлагалось рассмотреть вопрос об «основах веротерпимости». 17 апреля 1905 г. последовал манифест Об укреплении основ веротерпимости, который сохранял привилегии Православной Церкви в области миссионерства, но в то же время облегчал иным исповеданиям, прежде всего старообрядцам и сектантам, отправление их культа. Этот манифест обсуждался на Особой конференции Комитета министров, причем никто не озаботился узнать предварительно мнение Святейшего Синода господствующей Церкви . Доныне неразрывная связь Государства с Церковью в России считалась основною опорою и Государства и Церкви и распадение этой связи считалось гибельным и для Церкви и для Государства . А.В.Карташов: «жестокая и стеснительная для церковной свободы система государственного давления на Церковь смягчалась лишь личным благочестием монархов и правительственной поддержкой внешнего престижа, чести Церкви и епископата. Со стороны государства, то есть императорской власти, Русской Православной Церкви было законодательно предоставлено привилегированное по сравнению с другими христианскими исповеданиями, господствующее положение. Поддержание внешне главенствующей роли Православной Церкви имело целью сохранить по политическим соображениям религиозные основы взаимоотношений между Церковью и государством, существовавшие в московском государстве в качестве византийского наследия. Той же цели служили закрепленные в законе обязательная принадлежность государя к православной вере и ее наглядная демонстрация — церемония венчания на царство. В религиозном сознании русского народа древнерусские религиозно-мистические воззрения одержали победу над государством. Народное сознание продолжало настаивать на внутренней связи государя с Православной Церковью и постоянным укреплением этой связи в силу освященной традиции . Перемены в позиции Петербурга совершил манифест от 17 апреля 1905 г., разрешивший переход в римско-католическое вероисповедание. Политика веротерпимости породила новые проблемы, так как теперь многие униаты вернулись к католицизму. Поэтому рядом распоряжений административного характера практическое применение манифеста вскоре было сильно ограничено. Эти нормы действовали до самого 1917 г. Манифестом от 17 апреля 1905 г. о веротерпимости наконец-то был дозволен свободный переход в другие христианские исповедания. Воздействие этого манифеста на воссоединенное униатское население было особенно велико в Холмской области, и Евлогий Георгиевский это немедленно ощутил в своей епархии. «Ни Варшавского архиепископа, ни меняя не предуведомили об указе, и он застал нас врасплох. Потом выяснилось, что польско-католические круги заблаговременно о нем узнали и к поступлению обдуманно подготовились. Едва новый закон был опубликован, все деревни были засыпаны листовками, брошюрами с призывом переходить в католичество. Агитацию подкрепляли ложными слухами, низкой клеветой: царь уже перешел в католичество …, переходите и вы!». Возможно, такие слухи и ухудшили ситуацию, так что Евлогию самому вместе с депутацией из двух священников и нескольких крестьян пришлось ехать в Царское Село. Здесь сбитые с толку крестьяне смогли лично от государя услышать, что он есть и останется православным. По официальным отчетам обер-прокурора за 1905-1907 гг., на 1 января 1907 г., поскольку униатской Церкви по закону более не существовало, 170 935 бывших униатов, к ликованию польского епископа, перешли в Римско-католическую Церковь; более 119 000 из них приходилось на одну Холмскую область .

Не посягайте на Православие. Обсуждение в Государственной Думе 3-го созыва законопроекта о переходе из одного вероисповедания в другое (с 22 мая по 1 июня 1909 г. Издание Виленского Православного Свято-Духовского братства. Вильна). Речь отца Е.Я. Ганжулевича: «Я могу уверить народных представителей, что высокие идеи гуманности, веротерпимости не чужды были православному духовенству и до издания Указа 17 апреля. Я всегда твердил своим пасомым, что в основе наших отношений к другим иноверцам и инославным должна лежать любовь, что по этой только любви, по чистой любви узнается истинное Православие. … Но наступили более тяжелые времена для нашей Православной Церкви: издан был высокогуманный Указ 17 апреля, который должен был, казалось, принести вожделенный мир, — и дело круто изменилось, поднялась страшная агитация ксендзов и других сектантских наставников и явилось страшное обострение во взаимных отношениях. Теперь на окраинах нашему Православию угрожает большая опасность от сектантства и от фанатизма воинствующего католицизма . У католиков цель оправдывает средство. Средством борьбы служит здесь, с одной стороны, страшная нетерпимость, а с другой — скрытые действия ксендзов на народные массы и такие деяния, для пресечения которых трудно подвести ныне действующие законы. В то время, как наши православные, как я уже сказал, с величайшим уважением и даже почетом относятся к католикам, католики открыто поносят Православие, называя его не иначе как верой хамской, мужицкой и пшеклентою схизмой» . Речь отца А. Д. Юрашкевича (представитель Западной губернии): «На западе России Православие встречается с католичеством, там идет старый спор славян между собою. И я скажу — не славян между собою, а старый спор двух вероисповеданий. Мира нет и мира в ближайшем будущем не будет . Позиция левых депутатов Думы, а также католических представителей Западной Руси, Холмской Руси и Польши сводилось к тому, что католичество в этом регионе империи находилась в угнетенном состоянии. Где и когда Православие угнетало католичество? Православие всегда лишь защищало себя, хотя и не достаточно сильно . Спросите нас представители Запада. … Вы услышите один и тот же вопль о новом нашествии католицизма, который вспомнил свои старые времена, старые победы и желает так или иначе подновить эти победы» . Речь Г. Г. Замысловского: «Итак я повторяю, для Западной России католицизм это символ польской национальности и польской государственности. Наоборот Православие это символ русской национальности и русской государственности. Разделить, разграничить здесь религию от национального и от государственности положительно не возможно . Факты событий 1905 г. не свидетельствуют об успокоении. Они не свидетельствуют о том, чтобы идеи польской государственности, неразрывно связанные с этим фанатизмом, исчезли, а при таком положении края говорить о деле мира и любви в этом крае могут только теоретики, которые не желают видеть того, что стоит перед их глазами в действительности» . Позиция Виленского Свято-Духова братства: «Натиск на Православие со стороны инаковерующих усиливается с каждым днем. Он встречает несомненное сочувствие и поддержку в лице большинства Государственной Думы. Ободренный таким успехом, воинствующий католицизм перешел здесь на Западе в открытое наступление. Противодействовать ему на местах можно только одним способом — необходимо тесно, дружно сплотиться вокруг великих религиозных и национальных идей, отстаеваемых на Западе уже много веков православными русскими людьми. Достигнуть такой сплоченности, такого объединения всех кто живет мыслью: «Западный край — искони православный, русский край», — такова задача и цель православных западно-русских братств . До 1905 г. в ожесточенной борьбе, которая велась между Православием и католицизмом на Западе и которая вполне тождественна с борьбой русской государственности против государственности польской, шансы борьбы, условия борьбы были приблизительно равны, ибо на стороне Православия был закон, были преимущества, установленные государственным законодательством, а на стороне католицизма — были преимущества, установленные особенностями экономическими, особенностями быта. Всем известно, что главная площадь землевладения в Западном крае принадлежит католикам, принадлежит крупным польским помещикам. Эти помещики все время создавали, конечно, усиленное давление в пользу католицизма. Таким образом, с одной стороны, преимущества, даваемые Православию законом, а с другой стороны, преимущества, даваемые католицизму тем обстоятельством, что в руках католиков были все экономические пружины — более менее уравнивали шансы борьбы. Но в настоящее время бытовые и экономические условия, сложившиеся в пользу католицизма остались прежними, а законодательные условия «изменились и тогда борьба уже выходит не равной» . Речь Преосвященного Митрофана, епископа Гомельского: «Православная Церковь — это Церковь государственная, следовательно она должна подчиняться государственному закону во всем объеме этого закона, она должна пользоваться не только теми правами, которые дает ей закон, но и исполнять те обязанности, которые на нее законом возложены. А между тем духовные лица других вер, например католические ксендзы, будут совершенно в другом положении, потому что они считают себя обязанными соблюдать русские государственные законы лишь в той мере, в какой это не противоречит велениям папы, а папа под угрозой небесных кар требует, чтобы ксендзы прилагали все старания и все усилия, вплоть до физической силы, чтобы удержать католиков в их вере» . За первый год вероисповедной свободы в России (бесплатное приложение к журналу Миссионерское обозрение за 1907. СПб 1907). Одним из пунктов циркуляра Священного Синода епархиальным архиереям в связи с подготовкой Церковного Собора предлагалось дать отзыв о состоянии Православной Церкви после манифеста 17 апреля 1905 г. Оценка манифеста о свободе вероисповеданий предполагалась троякая: 1) по существу или целесообразности издания такого манифеста 2) церковно-каноническая, 3) оценка фактических последствий манифеста в религиозной жизни России. Сообщение Высокопреосвященнейшего Антония (Храповицкого), архиепископа Волынского IV отделу Предсоборного Присутствия. 1) О равноправии пропаганды религиозных убеждений. Прежде всего Православие очень мало боится проповедей чужих религиозных догматов, и с такой проповедью едва ли какая религия решится обратиться к православным слушателям. Вообще же пропаганда иноверия возможна через хитрость, обман и насилие. Кому не известно, какими средствами латиняне переманили к себе за последний год 200 тыс. православных христиан. Что же будет при равноправии вероисповеданий? 3) Антоний напоминает о переменах, которые произошли в религиозном сознании православного народа после Петра I, о разрыве между Церковью (духовенство превратилось в отдельную касту) и народом. И теперь в XX столетии народ уже не способен самостоятельно защищать Православие так, как это было в веке XVII. Следовательно, правительство «обязано ограждать православный народ от насильственного обмана, от экономического принуждения к отступничеству». Сообщение Преосвященнейшего Агафангела, архиепископа Рижского. 1) В разъяснениях Кабинета Министров к манифесту 17 апреля 1917 г. указывается, что Православная Церковь по-прежнему считается «первенствующей и господствующей». Но это мало соответствует истине. Положение Православной Церкви и Православия перестало быть господствующим, и к прежнему вероисповедному положению возврата нет. Православная Церковь должна осуществлять свободное начало в жизни народной как без притеснения, так и без покровительства со стороны правительства, в одной лишь внутренней борьбе с неверием и иноверием. Для этого необходимо, чтобы Православная Церковь получила свободу жизнедеятельности. Православная Церковь как носительница вселенской истины не может отказаться от воздействия на иноверие в духе свободы и любви. Предстоящий Всероссийский Церковный Собор должен своим всероссийским церковным разумением определить меру воздействия на старообрядцев и иноверцев и обеспечить защиту своих чад от пропаганды иноверия, которая, несомненно, значительно усилится. Преосвященный Никандр, архиепископ Литовский (отзыв): «В видах предотвращения происходящих погромов церквей, монастырей и церковных школ необходимо выработать меры к обузданию столь диких проявлений фанатизма католиков, путем ли воздействия на них чрез высшее католическое духовенство, хотя бы для этого пришлось снестись с римской курией, или чрез принятие иных репрессивных мер для ограждения в крае угнетаемого Православия . Основное свойство русского народа есть его религиозность и связанное с нею искание абсолютного добра, Царства Божия и смысла жизни…. В связи с этим свойством стоит способность к высшим формам опыта, именно к религиозному, нравственному и эстетическому опыту, к философскому умозрению и к чуткому восприятию чужой душевной жизни. … В связи с исканием абсолютного добра стоит свобода духа русских людей, широкая натура, испытание ценностей мыслию и опытом, откуда возникают дерзкие, рискованные предприятия, склонность к анархии, неумение столковаться для общего дела, нигилизм и даже хулиганство . Важнейшее выражение характера религиозности русского народа осуществлено в Русской Православной церкви . 1. Смолич И.С. Кн. 8, Ч. 2. С. 57-58 2. Смолич И.С. Кн. 8, Ч. 2. С. 61 3. Смолич И.С. Кн. 8, Ч. 1. С. 120-121 4. Смолич И.С. Кн. 8, Ч. 1. С. 128 5. Смолич И.С. Кн. 8, Ч. 1. С. 235-236 6. Ольденбург С.С. С. 162 7. Смолич И.С. Кн. 8, Ч. 1. С. 236 8. Просветитель. М., I-1994. С. 138. 9. Смолич И.С. Кн. 8, Ч. 1. С. 129-130 10. Смолич И.С. Кн. 8, Ч. 2. С. 299-300 11. Смолич И.С. Кн. 8, Ч. 2. С. 347-348 12. Тамже. С.33 13.Тамже. С. 43-35 14. Тамже. С. 43-35 15.Тамже. С. 43-35 16. Тамже. С. 57 17.Тамже. С. 62 18. Тамже. С. 63-66 19.Тамже. С. 66 20. Тамже. С. 93 21.Тамже. С. 69 22. Тамже. С. 18 23. Тамже. С. 140-143 24.Тамже. С. 180 25. Н.О. Лосский. С. 359 26. Н.О. Лосский. С. 245

В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by