Error: Incorrect password!
Проблема соотношения мужского и женского начал в русской философии Серебряного века
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции / VI Международные Кирилло-Мефодиевские чтения. 2000 г.

Н.Н.Жолнеркевич
студентка 4-го курса отд. культурологии ФФСН, БГУ

Проблема соотношения мужского и женского начал в русской философии Серебряного века

Начать хотелось бы со слов учителя христианской церкви Климента Александрийского, который писал, что «между мужчиной и женщиной, как людьми, полное равенство. Оба имеют одинаковую натуру, а, следовательно, и способны к одинаковой добродетели. Следует ли из этого, что назначение женщины то же самое, что и мужчины? Физическая организация первой служит доказательством противного. Но различие в назначении не препятствует равенству» . Два начала равны в своем различии. То есть понимание роли мужчины и женщины заключается в различии их назначения в разных областях деятельности. Понимание назначения этих двух начал, их связь с миром трансцендентного, с Богом мы постараемся показать через видение этой проблемы русскими философами Серебряного века — Соловьевым, Булгаковым и Бердяевым, которые связывали ее с софиологией, метафизикой пола и философией творчества. Человек — это образ Божий, но человек — это и мужчина и женщина, значит образ и подобие — то, что подлежит восстановлению, — относится не к половине, не к полу, а к целому, т.е. к соединению мужского и женского начал, в котором нет, однако, смешения форм и разделения личностей. «Человек, — пишет Владимир Соловьев — есть творческое, зиждительное начало относительно своего женского дополнения не сам по себе, а как посредник или проводник Божественной силы» . Мужчина имеет в лице женщины материал, равный ему по степени актуализации и необходимый для творческого действия (подобно тому, как Бог творит вселенную из пустоты, а Христос созидает Церковь). Но мужчина обладает лишь правом первого шага на пути к совершенству, но не самим совершенством. По мнению философа отношение между мужем и женой — это «отношение двух различно действующих, но одинаково несовершенных потенций, достигающих совершенства только процессом взаимодействия». Таким образом, мужчина и женщина — это два начала, которые должны восстановиться в духовно – телесном союзе, который есть соединение человеческого с божественным или процесс богочеловеческий. Соответственно, любовь также становится не просто человеческой, но богочеловеческой, восходящей к Богу. В истинной любви должен возродиться образ Божий и то идеальное начало, которое связано с образом Вечной Женственности. Бог желает, чтобы этот образ реализовался и воплотился для каждого индивидуального существа, способного с ним соединиться. То есть, небесным предметом любви всегда и для всех является Вечная Женственность Божия, и «задача истинной любви состоит в том, чтобы реализовать его в другом, низшем существе той же женской формы». Такое понимание любви позволило Н.Бердяеву сказать, что это слишком мужская философия, так как «для женщины эротическое отношение к Божеству должно окрашиваться в цвет культа Вечной мужественности» . Философ делает предположение, что Божество должно поворачиваться разными сторонами к разным человеческим полам. Однако такое «избирательное» отношение невозможно, т.к. в этом толковании кроется попытка найти в Боге либо мужское, либо женское начало для каждого конкретного человека. Сергий Булгаков выступает против теории любви, развиваемой в русле философско – платонической традиции, в первую очередь В.Соловьевым, однако в своих размышлениях отталкивается от мыслей своего предшественника и во многом считает его своим учителем. Главный вопрос, который интересует Булгакова — отношение между Богом и миром, Богом и человеком, где посредником выступает София. Философ отождествляет Софию божественную и Софию земную, подчеркивая, что единая София открывается как в Боге, так и в его творении. Человек, как творение Бога, созданное по образу и подобию Божьему, несет в себе некий отсвет Абсолютного, что выражается прежде всего в его стремлении к творчеству. Булгаков указывает на творческий характер как самого возникновения человека, так и его существования в мире. Но человек, будучи тварью и действуя в тварном мире, не способен произвести ничего «метафизически нового»; он лишь воспроизводит «идеальный первообраз» и его подобие. Потенциальная абсолютность человеческого творчества не становится актуальной и порождает трагедию, которая может быть исправлена только любовью – смирением. И здесь возникает вопрос о понимании любви, пола в человеке и творчества, а также связанные с этим понятия духовного пола и духовного брака. Самосознание мужчины и женщины, по мнению Булгакова, имеет свои отличительные черты. Мужчина деятелен, логичен, женщина склонна к самоотданию, мудра нелогичной, неличной мудростью простоты и чистоты. Вслед за Соловьевым, Булгаков признает андрогинный тип человека, но и каждый полу — человек является у него самостоятельной личностью и имеет свою духовную судьбу. Каждый пол имеет в себе дополнение, которое не является, однако, их смешением. В действительности полы не равны, но глубоко различны. Двуполость человека представлена у Булгакова в «недрах духа». «Духовный пол вообще бывает сложным, ибо каждая личность представляет собой индивидуальное и своеобразное смешение стихии мужской и женской, и этим обусловлена творческая напряженность, эротика духа» . Человеческое творчество, по мнению Булгакова, в своем основании определяется его духовной двуполостью, тайной брачности, оно есть пересечение двух начал — гениальности и талантливости, горизонтали и вертикали. Мужскому началу — гениальному, зачинательному — принадлежит мотив и тема, с ним связано созерцание софийных сущностей и идей. «Гениальность зрит Софию, она сама есть софийный луч, ее откровение». Но творческий акт этим только начинается, творение же износится темным женственным лоном, «землею души». Именно талантливости — женскому началу — предстоит осуществить творческую тему, заданную гениальностью. Булгаков мыслит о гениальности как о духе, а о талантливости как о душе. Гениальность и талантливость присутствуют в каждом человеке потенциально и образуют его духовный состав. Главной целью жизни человека должно стать обретение гениальной темы и ее талантливое исполнение. Примером здесь выступает жизнь святых, являющая собой плод духовного творчества. Таким образом, в недрах духа каждый человек двупол. Высшее свое выражение двуполость человека получает в религиозном самосознании, в обращении души к Богу, что определяется как духовный брак. Обретая себя в Церкви и сливаясь с нею, человек, по мысли Булгакова, без различия своего индивидуального пола, находит себя в женственной стихии своей души и ощущает себя «телом Христовым». Напряженность одного начала приводит к мятежу против Бога. Так, Денница «отрекся от женственной стихии духа, захотел все иметь от себя, по-мужски, и сделался дьяволом». С. Булгаков разрешает проблему соотношения мужского и женского начал не в их уравнивании, а в духовном браке, в соединении души человека с Богом, а человечества — с Церковью. Тема любви, пола и творчества занимает значительное место в философии Николая Бердяева. Существует некая метафизическая противоположность между любовью и полом, рождением и родом. Пол в любви означает утверждение индивидуальности, род в родовом инстинкте — ее уничтожение. Пол — это стихия, разлитая во всем существе человека. Кроме того, мужское и женское — это не только антропологические категории пола, но и космические. Не только в человеке, но и в космосе есть половое разделение на «мужское» и «женское» и половое их соединение. Мужское есть, по преимуществу, антропологическое, человеческое начало, женское — начало природное, космическое. Мужчина через женщину связан с природой, и через женщину же он связан с Душой мира, с божественной его сущностью. Но в своей темной, природной стихии, отделенной от мужской, женщина не обладает самостоятельной личностью. Здесь чувствуется влияние Я. Беме, для которого пол — следствие грехопадения, и в своем первоначальном состоянии человек беспол. Бердяев считает, что в мужчине и в женщине сохранился образ Божий, т. е. человек в корне своем остался бисексуальным, андрогиничным. Но полностью эта андрогиничность была восстановлена с приходом Христа. Избавление от природно – родовой, женской стихии, которая обладает властью над человеком, возможно только через «нового Адама» — Христа, который входит в мир через новую женственность — Деву Марию. По мнению Бердяева, «существует глубокий антагонизм между творчеством вечного и рождением временного, … рождение отнимает энергию от творчества». Главная цель пола — изменение направления творческой энергии, превращение пола рождающего в пол творящий. Достигнуть этого можно лишь в любви, которая есть творческий акт, создающий иную жизнь, преодолевающий род и природную необходимость. Смысл любви заключается в творчестве иной жизни, в динамике движения. Творческий акт высшей любви примиряет также два начала, в любви которых существуют трагические противоречия, непонимание и отчужденность. Женщина — вся пол, она живет одним и не способна вместить в себя многое. В мужчине же пол более дифференцирован, в нем сильнее развито чувство личности, он обладает способностью вмещать в себя полноту бытия. Существует глубокое различие в отношении к любви, где женщина гениальна, а ее восприятие любви универсально, она вкладывает в любовь всю полноту своей природы. Мужчина в любви скорее талантлив, его отношение к любви дифференциально, он не всего себя вкладывает в любовь и не целиком от нее зависит. Высший смысл любви заключается, таким образом, в примирении этих начал, в слиянии мужской и женской природы в образе Божьем, в восхождении падшего человека к богоподобию через любовь. Мы видим, что философия любви стала одной из важнейших духовных тем для мыслителей Серебряного века. Основные характеристики, которыми философы наделяли два начала, таковы: мужское начало представлено как оформляющее, творческое (относительно своего женского дополнения), деятельное, логическое, индивидуальное, антропологическое, человеческое, светлое; с ним связаны понятия гениальности, Духа, Логоса. Женское начало определяется как оформляемое (материя), пассивное, нелогичное, неличное, природное, родовое, космическое, темное; ему соответствуют понятия талантливости, Души, Софии. Специфика понимания этих начал в том, что они определялись не только как категории антропологические, но и как космологические. Мужественность и женственность мыслители трактовали как космические и метафизические принципы. Появилась идея о женственной ипостаси мира ( Вечной Женственности, Софии), женское начало усматривали в Божественном космосе, в человечестве, Женственность понимали как универсальное начало мира, кроме того само бытие стало осмысливаться в характеристиках пола. В соотношении мужского и женского начал философы искали некую вселенскую гармонию и находили ее в любви как всеединяющей силе, где происходит соединение не только мужчины и женщины, но и тела с духом, человека с Богом.


В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by