Error: Incorrect password!
Житие и труды св. Григория Паламы
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Конференции/ VI Международные Кирилло-Мефодиевские чтения. 2000 г.0 / 0

А. Цап
Богословский факультет Прешовского университета

Житие и труды св. Григория Паламы

Святитель Григорий Палама, как явствует из трудов большинства исследователей его жизни, родился в 1296 году в Константинополе. Для большей определенности примем указываемый Иоанном Мейендорфом 1296 год , хотя абсолютно точных данных история для нас не сохранила, да это и не имеет принципиальной важности, так как все источники — древние и новые — указывают на последнее десятилетие 13 века. Св. Григорий происходил из благородного и добродетельного рода. Его отец Константин занимал при дворе императора Андроника II Палеолога одну из высших должностей, и когда приблизилась его кончина, принял монашество с именем Констанций. Он скончался в 1308 году. Его старший сын получил покровителя (в качестве опекуна) самого императора, предназначившего своего воспитанника к государственной службе. Григорий Палама таким образом получил очень основательное, можно сказать, даже блестящее по тому времени образование в науках: грамматике, риторике, физике, логике и т.д. Это был прекрасный фундамент для его дальнейших занятий, т.к. он усвоил знания современной ему науки, опиравшейся на Аристотеля. Об истинном благочестии семьи, в которой родился и воспитывался будущий защитник Православия, говорит тот факт, что около 1316 года он удалился со своими двумя младшими братьями Макарием и Феодосием на Афон. На его решение принять монашество и посвятить себя всецело Богу оказало влияние знакомство и беседы с епископом Филадельфийским Феолиптом и другими иноками. Глубокое благочестие. Прекрасное воспитание. Скорби, испытанные им в детстве (ранняя смерть отца), а в более зрелом возрасте — перипетии политической жизни и интриги Константинополя, конечно же, очень сильно повлияли на 20-летнего Григория в деле выбора жизненного пути. Более того, не только два младших брата отправились с ним на Св. Гору, но мир по его совету оставили мать и сестра. На пути к Афону он побывал в монастырях горы Папикия, расположенной на границе Македонии и Фракии, где, несмотря на свою молодость, вызвал к себе уважение благодаря строгому аскетическому образу жизни, проницательному уму и благоразумной рассудительности. В это время он входил в общение с мессалианами и евхитами, жившими недалеко от монастырей этой горы. Входил, разумеется, не в церковное общение, а с целью ознакомления с учением этих сект, и многих отвратил от мрака заблуждения. Под покровом Богородицы св. Григорий подвизался сначала в послушании у старца Никодима, который был его восприемником при пострижении в монашество. По смерти своего первого старца его духовным отцом стал Никифор. Судя по некоторым источникам, под руководством старца Никодима он пребывал в Ватопедском монастыре — обители своего пострижения. Здесь он подвизался в отрешенной молитве к Богу. Ища полного сосредоточения своего ума в словах: «просвети мою тьму» и после двухлетнего пребывания в этой обители, явился ему св. Евангелист Иоанн Богослов, который обещал ему покровительство и помощь. В 1320 году удалился в лавру св. Афанасия, где после пребывания в течение трех лет в послушании на клиросе и в трапезной, он удалился в пустынное место Глосия. Время своей жизни в лавре св. Афанасия св. Григорий проводил в борьбе со страстями, подъемля немалые подвиги. Три месяца он не смыкал глаз, «не давая себе ночью ни покоя, ни отдыха» , черпая силы в кратких минутах послеобеденной трапезы, подкрепляясь легкой дремотой. Ревнуя о совершенстве, он оставляет общежитие и уходит в уединение, где подвизается в послушании у старца Григория, известного в то время на Афоне как искусного в умном делании. Однако православные отшельники и многочисленные служители в то время немало страдали от мусульман, часто опустошавших монастыри и скиты. Именно это обстоятельство послужило причиной тому, что будущий святитель вместе с двенадцатью подвижниками идет в Фессалоники с желанием отсюда отправиться в Иерусалим на поклонение святым местам. Испрашивая Божие благословение на это путешествие, он узнал волю Божию. Во сне, будучи во дворце дивного царя, он увидел некоего великого князя, который обнял святителя и, обратившись к его спутникам-инокам, сказал, что он — св. великомученик Димитрий и что он оставляет Григория у себя. Оставшись в главном городе Македонии, он принимает священство в 1326 году и в сопутствии небольшой братии удаляется в некий уединенный монастырь, где предается с новой ревностью иноческим подвигам. Вероятно, этот монастырь был скит, находившийся, скорее всего, совсем недалеко от Салоник. В этой небольшой обители он вместе с братией проводил строго отшельническую жизнь: пять дней седмицы неисходно пребывал в келии, не принимая никого; только субботы и воскресения по совершении литургии он входил в духовное общение с братией, назидая и утешая своих сподвижников рассуждениями о пути ко спасению. Строго аскетическая жизнь, безмолвие и плач — вот что составляло его внутреннее делание, вот чем назидал он тех, кто вверил ему руководство над собой, вот что исполняло его слова, обращенные к инокам, внутренней силой. В это время умерла его мать Каллиста, о чем узнал он от своих сестер. Это свидетельство скоротечности земной жизни, что здесь на земле ничто не вечно, что рано или поздно всем придется предстать пред лице Божие и дать ответ о содеянном, побуждало св. Григория искать только горнего. И средством в этих исканиях была для него непрестанная молитва. Как сообщает житие святителя, ему пришлось по поводу своего делания столкнуться с одним из братий. Однажды в беседе с безмолвником Иовом о молитве произошло несогласие: Иов говорил, что непрестанная молитва есть достояние лишь только монахов, но не мирян. Григорий же говорил, что каждый человек должен стяжать ее. После этого спора Иов был вразумлен свыше: явившийся ангел убедил неправомыслящего о молитве, что Григорий говорил правду. В строгой безмолвнической жизни протекли пять лет; удаляясь от опасности, постоянно грозившей от албанцев, часто совершавших опустошительные набеги на Верию и ее окрестности, св. Григорий ушел на Св. Гору в лавру св. Афанасия, «где и принят был отцами и братиями с великою любовию и веселием» . История не сохранила для нас сведений об обстоятельствах жизни будущего святителя и его подвигах в этом монастыре. Мы только знаем, что далее он уединился близ сербской обители – монастыря св. Саввы – Хиландара. В этом монастыре однажды на богослужении спасительных страстей Христовых он увидел игумена обители Макария, облеченного во все архиерейские одеяния. Наместник действительно стал архиереем спустя десять лет. Здесь св. Григория посетила Пречистая Богородица. Она явилась ему в сонме светоносных мужей, когда он молился о нуждах братии монастыря и возложила на своих небесных спутников попечение о всех. Во время его безмолвничества и уединения Господь открыл ему Свою волю: во сне св. Григорий видел себя держащим сосуд с молоком, переливающимся через края. Это молоко, став вином, омочило руки и его одежды. Явившийся светлый юноша спрашивал Григория, отчего попускается расточаться содержащемуся в сосуде. И он отвечал, что причина — в отсутствии жаждущих. Юноша сказал, что содержимое сосуда — Божий дар, за который надлежит дать ответ Богу. Этим окончилось чудесное явление. Впоследствии св. Григорий, изъясняя его, говорил, что под молоком должно разуметь дар слова — нравственного учения для простых и неискушенных сердец, а вино — это дар небесного слова, постигающего высоты богословия и сокровенных тайн. Вскоре святитель, убеждаемый иноками оставить по причине своего слабого здоровья уединение, перешел в скит, где спустя некоторое время был «сделан игуменом Афонского же Исфигменова монастыря» . В этом монастыре он духовно окормлял братию совсем недолго и вернулся в скит св. Саввы. «Между тем, кроме устного слова с этой поры св. Григорий начал составлять систематические свои произведения» , в чем ясно усматривается начало исполнения пророческого видения – сна. Монастырское предание сохранило чудесные дела святого, совершенные в этот период его жизни. По его молитвам масличные деревья обители, неурожайные до того, стали обильно плодоносить; однажды пустой сосуд чудесным образом наполнился елеем. В это время на Афон проникла ересь мессалиан, которые, скрываясь от преследования византийских императоров и болгарских царей, проникали на Афон, одновременно стремясь распространить свое учение в Церкви, где нашли себе новых приверженцев . Св. Григорий обличал пагубность распространившихся ересей, как истинный пастырь, изгоняя волков в овечьих шкурах, проникавших в церковный двор инде, как вор и разбойник . В это же время на Афоне появился Варлаам, отрицавший исихазм. Правда, в этот первый раз своего посещения Св. Горы он лицемерил, показывая вид подчинения восточной Церкви и говоря о своем желании принять иноческий постриг. Вполне возможно, что именно в это время, встречаясь с еретиками, Варлаам усвоил их взгляд на афонское подвижничество. Еще перед посещением Афона Варлаам написал обличительные доводы против мудрований латинян, но святитель уже тогда обличил их лукавство. Богомилы, пораженные обличениями св. Григория, были посрамлены. И Афон очистился от этой ереси. Однако Варлаам воспользовался крайней простотой некоего старца Симеона из братии Ксероксерского монастыря , возводя клеветы на исихастов и их молитвенную практику. Святитель, желая спасения Варлааму, советовал последнему отказаться от своих лжеумствований. Прибегнуть к покаянию, сжечь свои еретические сочинения, избрать опытного руководителя и вести подвижническую жизнь . Но он не внял увещаниям его, продолжая ополчаться против св.Григория, и писал новые сочинения с нападками на исихастов. Этими обвинениями Варлаама воспользовались — или были увлечены — сейчас вряд ли это можно сказать с полной определенностью — император и патриарх, но затем правда восторжествовала. Варлаам был вынужден удалиться в Солунь, не прекращая нападок на учение исихастов. Пришествие Варлаама в Солунь послужило причиной новой вспышки религиозной борьбы между сторонниками истины, содержащейся в святоотеческом учении Восточной Церкви о совершенстве и аскезе с теми, кто был противником православного учения об исихии. Иноки главного города Македонии прибегли к помощи святителя, который с кротостью убеждал православных христиан, увлеченных лжеучением Варлаама, быть верными православию. Но Варлаам не вразумился, и святитель уже решительно отсекает своим благодатным и сильным словом новую ересь. Посрамленный Варлаам был вынужден уйти из Салоник, а св.Григорий, оставаясь в городе св.Димитрия, приступил к изложению основных начал Православия . Так, в одной из своих проповедей, относящихся к этому периоду его жизни, он говорит: «Но насколько меньшим злом является обычный грех в сравнении с нечестием (т.е. грехом против истин Православия), настолько, следует из сего, большим добром является подвергать жизнь свою опасности (в борьбе) за добродетель» . Живя в многолюдном городе, святитель не оставлял подвижнической жизни. В удаленной комнате дома, где он жил, сделал себе келию, в которой проводил ночи в молитве, и там ему однажды и явился Антоний Великий и дал наставление, что хорошо безмолствовать, но необходимо общаться с братиями, наставляя их ко спасению. Этой же цели — защите Афонского монашества от ереси Варлаама — послужил и написанный им Святогорский Томос. Этот труд был с радостью принят афонскими старцами. В то время отошла ко Господу сестра св.Григория Феодотия. Между тем, Варлаам продолжал действовать, лавируя между церковными группировками Константинополя. Красноречивый Варлаам стал игуменом Константинопольского монастыря Спасителя и даже был назначен императором изъяснять учение св. Дионисия, т.е. быть наставником богословия . Ему удалось получить поддержку патриарха Иоанна Калекаса, чем Варлаам и желал воспользоваться — предлагая византийскому патриарху свое сочинение «Против Мессалиан», в котором обвинял св. Григория в уклонении в ту же ересь. Варлааму отчасти удался его замысел, и св. Григорий Палама был вызван в Константинополь на патриарший суд. Святитель явился в столицу вместе со сподвижниками — Исидором и Марком, представ 11 июня 1341 года пред Церковным судом в храме св. Софии. На соборе, где решался спор об исихии, присутствовали патриарх, высшее духовенство и император Андроник III. Вначале было прочитано сочинение Варлаама «Против Мессалиан», а вслед за ним — изложение св. Григория о Фаворском свете и Святогорский Томос, отражавший уничижительные нападки на Иисусову молитву, как на часть исихастского учения . Восторжествовала истина: ересь Варлаама была решительно осуждена, а сам он удалился в Италию , оставив в Византии своего ученика Акиндина, который не меньше своего учителя восставал против исихазма. На втором соборе, состоявшемся в августе того же года в присутствии Иоанна Кантакузина – опекуна несовершеннолетнего наследника Иоанна Палеолога — учение Варлаама и Акиндина вновь было осуждено . Патриарх поддерживал Акиндина, возвел его в сан диакона и затем хотел почтить его и пресвитерством. Патриарх представил дело так, что виновником церковных смут провозглашен был св. Григорий, заключенный вследствие этих интриг на 4 года в тюрьму — «в один из столичных монастырей» . Между патриархом Калекасом и опекуном Кантакузином возникла борьба за политическое первенство. «Борьба повела к тому, что в октябре 1341 года Кантакузин объявил себя василевсом. Между тем поведение патриарха вызвало резкий протест со стороны Григория Паламы, который неоднократно давал ему понять, что патриарху не следует вмешиваться в политические дела» . Акиндин обвинял святителя пред императрицей Анной из-за содействия ее политическому врагу — Кантакузину, и поэтому и был патриархом поддержан и посвящен. Для придания видимой законности патриарх Калекас постарался приобрести поддержку Антиохийской церкви — в лице ее представителя Игнатия. Патриарх Игнатий, идя навстречу Иоанну Калекасу, написал — без всякого соборного обсуждения — обвинительное сочинение против Паламы в 1341 году, а уже в следующем году оно было обнародовано константинопольским патриархом, созвавшим собор против исихастов . Палама опять был «осужден» и отослан обратно в заключение, а патриарх признал главенство папы. Св. Григорию удалось изложить истинное положение дел в письме, предназначенном царице Анне, которая по получении его много содействовала защите святителя. Был созван собор в 1347 году, на котором Акиндин был лишен священного сана и анафематствован, а патриарх Иоанн Калекас — как впавший в ересь — лишен кафедры и отлучен от Церкви. Григорий Палама на этом соборе был возвращен из заточения и, вняв просьбам императора Иоанна Кантакузина и нового патриарха Исидора, возведен в архиерейский сан. По рукоположении св. Григорий был направлен в Солунь, где в это время бушевали политические смуты — т.е. революция зилотов. Несколько раз святитель был вынужден удаляться вследствие этого на Афон. К этому времени относится и чудесное вразумление свыше некоего Солунского священника, усердно молившегося Богу о том, истинно ли и спасительно учение Паламы, и испрашивавшего у господа знамения — излечения его безнадежно больной дочери. Дочь иерея чудесно исцелилась. Упомянутое событие свидетельствует, что очень многих солунян волновал вопрос: не чужд ли Православию исихазм. Болгарский царь Стефан (так называет его афонский патерик, с.312; это был, по всей вероятности не кто иной, как Стефан Душан — сербский царь, весьма расширивший пределы государства за счет завоеваний и мудрой политики), узнав об обстоятельствах св. Григория — это было во время одного его удаления из Солуни по причине смут — приглашал его на архиерейское служение в свое государство. Но святитель не дал своего согласия. Окончательное возвращение св.Григория произошло в 1350 году, когда солунская паства радостно приняла своего архиерея. Господь вновь явил благодатную силу молитв св.Григория, засвидетельствовав тем полную неосновательность всех возводимых на него обвинений. Во время литургии святитель преподал по просьбе одного священника Святые Дары его тяжелобольному сыну, после чего произошло чудесное исцеление. Пребывая на солунской кафедре, он ревностно исполнял долг окормления вверенной ему паствы, особое попечение прилагая в отношении нравственного и богословского благополучия клира. Несмотря на поражение Варлаама, его сторонники продолжали действовать. С новой силой это учение проявилось по смерти патриарха Исидора. По этому поводу был созван собор, открывшийся 27 мая 1351 года , где православие восторжествовало. Прошло некоторое время пребывания Паламы на Солунской кафедре, когда император Иоанн Палеолог пригласил его в Константинополь. И на пути он попал в плен туркам. Вот как пишет о том сам святитель: «… на рассвете — ветер к этому времени ничуть не стих — мы все увидели турок, передвигающихся в боевом порядке по суше и по морю… Но когда северный ветер стих, варвары напали на наш корабль, начался бой, и мы захвачены были в плен в немалом числе» . Это случилось в марте 1354 года, когда корабль, на котором путешествовал св.Григорий в Константинополь, по причине бури зашел в пристань Галлиополя, где был захвачен турками. В плену он пробыл около года. Существует несколько точек зрения по вопросу, кем св. Григорий был избавлен от плена. Однако выбор между ними не имеет принципиального характера, потому что те, кто выкупили святителя — сербы или болгары, или солунская паства, или Кантакузин — были побуждены христианской любовью. Важно, что через христиан Господь подал помощь верному защитнику православия. В 1355 году окончилось время пленения, и он прибыл в Константинополь, где был встречен с огромной радостью. Затем он направился к своей пастве. Незадолго до смерти св.Григория Господь по его молитвам исцелил от недугов иеромонаха Порфирия и пятилетнее дитя. Приуготовляемый к отшествию из земной жизни болезнью, св.Григорий пережил посещение св.Иоанном Златоустым, который, явившись ему, призывал солунского архипастыря как своего друга и предсказал время его преставления — 14 ноября. Последние слова отходящего ко Господу подвижника, услышанные молившимися в его келии братьями, были: «В горняя, в горняя…». Так окончилось земное странствование великого угодника Божия, светильника Православной веры. Это произошло в 1359 году. Господь прославил чудесами св.Григория, который в 1368 году был причислен к лику святых, а патриарх Филофей сложил церковную службу на день памяти святого, которая совершается православной Церковью во второй воскресный день св.Четыредесятницы.

Творения св.Григория Паламы

«Начала православия». Упоминается в житии святителя — Афонский.патерик, с.305. «Святогорский Томос в защиту безмолвствующих» — раскрывает учение о исихии. Том подписан 21 игуменами, иеромонахами и монахами монастырей Св. Горы. Это официальное кредо исихастов, прочитанное на соборе 1341 года, раскрыло учение о мистическом единении с Богом, о Божественной благодати, о несозданном свете на Фаворе о действиях или энергиях Божества, о созерцании сверхчувственного. «Три триады». Девять трактатов, изданы о. Иоанном Мейендорфом. Раскрывают споры Варлаама и Паламы между 1338 – 1341 годами. «Семь слов против Акиндина». В первом Слове Палама показывает каталог ересей, в которые впадает Акиндин. Второе слово написано после бегства Акиндина, отвергает обвинения православных в двубожии. В третьем Слове опровергается то, что Акиндин написал о Божественной благодати. В четвертом показывается, как Акиндин перетолковывает изречения свв. отцев. В пятом Слове Палама уясняет, что святые отцы не противоречат себе в учении о свете и о Божественных действиях. В шестом Слове Палама отличает мирскую философию от философии о Христе, а в седьмом Слове изобличает Акиндина в намеренном сокрытии истинного смысла учения исихастов. Кроме того, св.Григорий написал еще шесть полемических трактатов против Акиндина. «Житие св. Петра Афонского». Написано, когда еще Палама подвизался на Афоне. «Слова аподиктические» (доказательные). Содержат обсуждение проблемы Filioque об исхождении Св .Духа. Есть основания полагать, что они были написаны по поводу визита папских легатов в Константинополь и новых планов унии. «Трактаты против Никифора Григоры» «Феофан или о Божестве и о сообщимости его и несообщимости». Творение написано в форме диалога между православным Феофаном и неким Феотимом, который сначала держался воззрений Варлаама, а потом признал правильным учение Павославной Церкви. «Письмо ко всечестной в инокинях Ксении о добродетелях и страстях». «Девятисловие законоположения о Христе». «О священно – безмолвствующих». «О молитве и чистоте сердца» – см. Добротолюбие. Т.5. С.254 – 302. «Шесть книг предыдущих и последующих». В них говорится о бесстрастии подвижников, о возможности неразвлеченной мысли и о Божественном просвещении. «Исповедание Православной веры». Составлено Паламой по требованию собора в 1351 году на основе никео – цареградского символа веры. «Послание к Иоанну и Феодору». См. еп. Арсений «Три творения, доселе не бывшие изданными». Новгород, 1895. «Олицетворение». Сочинение Паламы, где излагаются прения между душой и телом на суде. Одно из лучших сочинений. Свидетельствует о его глубоком знании философии и богословия. Письма из плена. 1) «Письмо своей Церкви». 2) Письмо, написанное врачом Транитом о диспуте Паламы с хионами. 3) Письмо монаху Давиду Дисинату. Проповеди св.Григория. Большую часть праздничных и воскресных проповедей в количестве 64 находим в трех томах Бесед св.Григория — переведены и изданы архимандритом Амвросием в годах 1968, 1975, 1984 в Монреале.

В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by